Автор: Центр структурирования бизнеса и налоговой безопасности taxCOACH

Ссылка на оригинал статьи

При проведении налоговых проверок инспекторы, как правило, больше внимания уделяют обоснованности заявленных налогоплательщиками затрат, нежели полноте отражения ими выручки. В этой связи предприниматели уже давно запасаются доказательствами проявления ими «должной осмотрительности» при выборе поставщиков, сведениями об обладании контрагентом ресурсами, необходимыми для сделки и, в принципе, доказательствами реальности самой сделки. В противном случае и при наличии у поставщика признаков «фирмы-однодневки» в правомерности вычетов по НДС и, возможно, расходов по налогу на прибыль будет отказано1.

Однако, на сегодняшний день претензии налоговых органов могут быть связаны с «проблемностью» любого контрагента налогоплательщика, в том числе и покупателя. Оформление продаж через подконтрольных покупателей, оставляющих на себе большую часть наценки налогоплательщика и тем самым занижающих его налоговые обязательства - давно и хорошо известный инспекторам способ агрессивной налоговой оптимизации.

Чем это грозит?

Если речь идет о применении налоговой ставки по НДС в 0% при экспорте, или когда товар продается взаимозависимым организациям по заведомо заниженным ценам, для которых нет никаких разумных объяснений, то ответ очевиден: соответственно, цены пересчитают, доначислят НДС и налоги с доходов.

Иногда ФНС использует несколько «креативных» методов, которые без пересчета цен и признания сделок недействительными позволяют доначислить налог на прибыль, а в некоторых случаях и НДС.

Как правило, возможных вариантов развития событий три:

Первый. Признание «схемы», созданной в целях занизить выручку у налогоплательщика-поставщика.

Это наиболее распространенный вариант действий налоговых органов.

В этом случае деятельность и отношения с «однодневкой» признаются притворными, прикрывающими взаимоотношения продавца с конечным покупателем.

Например, продавец использует посредников, в том числе применяющих «спецрежимы» (УСН и ЕНВД), которые и реализуют товар конечному покупателю. Если в этом случае ФНС установит и сможет доказать, что посредник - это фиктивная организация, а поставщик осуществлял все взаимоотношения непосредственно с конечным покупателем, то рисковый контрагент будет исключен из цепочки реализации товара. В итоге налогоплательщику доначислят НДС и налогна прибыль со всей суммы продажи конечному покупателю2.

Второй вариант. Доначисление налога на прибыль в связи с исключением расходов по спорной сделке.

В данном случае налоговые органы исходят из того, что раз покупатель - фиктивное лицо, то и поставки не было. В результате этого налоговая инспекция отказывает в признании расходов, связанных с приобретением товара, проданного «дефектному» контрагенту. Дело в том, что согласно п. 1 ст. 272 и ст. 318 и 320 НК РФ данные затраты можно будет учесть только при реализации товара. Нет реализации - нет расходов.

Например: товар закуплен, покупатель на него найден, деньги получены. Налогоплательщик-поставщик товар отгрузил и смело учел затраты на его приобретение. Но вдруг оказалось, что покупатель - «пустышка». Соответственно поставка была «в никуда» и реализацией не является. А значит, нет оснований для принятия к учету расходов на товар при налогообложении прибыли.

Так в деле №А51-24827/2017 суд установил, что фактически поставки от налогоплательщика фирмам-«однодневкам» не было: нефтепродукты физически никуда не перемещались3. Налогоплательщик не смог документально подтвердить факт передачи товара покупателю. В результате ему было отказано в принятии сумм расходов на закупку товара, что привело к доначислению налога на прибыль, пеней и штрафа почти на 10 млн. рублей.

Вариант третий. Самый креативный. Доначисление налога на внереализационный доход.

На сегодня ФНС все реже и реже прибегает к подобному обоснованию, однако упомянем его.

В некоторых ситуациях, не оспаривая факта реализации в целом, ФНС заявляет о том, что в рамках сделки с «однодневкой» поставки не было - товар получил кто-то другой. Соответственно, деньги являются безвозмездно полученными и к договору поставки отношения не имеют. Они, по мнению налогового органа, должны быть учтены как внереализационный доход, с которого необходимо дополнительно начислить налог на прибыль4.

Любой из вариантов крайне нежелателен. Чтобы избежать таких последствий рекомендуем обращать внимание на следующие обстоятельства: 

1) Реальность поставки товара.

Договор поставки должен быть исполнен в реальности и в интересах именно того контрагента, который указан в договоре. То есть имущество должно фактически выбыть из собственности продавца и перейти в собственность покупателя. Как правило, это сопровождается перемещением товара, но иногда встречаются исключения. Так в деле №А14-13965/2014 суд указал, что «практика купли-продажи нефтепродуктов в месте хранения без ее фактического перемещения является общепринятой».

Тем не менее поставщик всегда должен иметь документальное подтверждение реальности поставки (транспортные накладные, путевые листы, акты приема-передачи и т.д.).

2) Реальность коммерческих отношений как между поставщиком и посредником, так и между посредником и конечным покупателем.

Конечные покупатели должны подтвердить, что общались только с представителями посредника. Если же конечный покупатель укажет, что контактировал с первоначальным поставщиком-налогоплательщиком, то для последнего шансов избежать доначислений налога станет намного меньше.

Например, в одном из дел5против налогоплательщика сыграли следующие обстоятельства, свидетельствующие об отсутствии реальности хозяйственных операций:

  • конечный грузополучатель сотрудничал непосредственно с самим налогоплательщиком, а не с посредниками;

  • ненадлежащее оформление части первичной документации: нет подписи руководителей контрагентов , заявок на отгрузку, неправильное оформление доверенностей на получение товара и пр.

3) Взаимозависимость поставщика и покупателя.

В случаях, когда ФНС удается доказать факт аффилированности с недобросовестным покупателем-посредником, суды встают на сторону налоговых органов6. В таких условиях вся неуплата налога контрагентами, которые признаны недобросовестными субъектами хозяйственных отношений («однодневками»), становится необоснованной налоговой выгодой поставщика.

Если же налоговая инспекция не может доказать взаимозависимость (подконтрольность) продавца и покупателя, то суды, как правило, признают решения налоговых органов недействительными даже при наличии у контрагента всех признаков «фирмы-однодневки»7.

4) Полнота исполнения покупателем налоговых обязательств

В деле № А40-151286/2015 суды установили зависимость и подконтрольность покупателя, а также то, что «организации-«однодневки», которые реализуя приобретенный у налогоплательщика товар со значительной наценкой, не несут соответствующее налоговое бремя, что свидетельствует о получении заявителем необоснованной налоговой выгоды»8. В результате, с продавца взыскали более 29 млн. налога на прибыль и 56 млн. рублей НДС.

Зачастую действия ФНС носят неоднозначный характер. В сентябре 2018 года при рассмотрении дела в Верховном Суде была обнаружена интересная ситуация: по результатам двух налоговых проверок проведенных разными инспекциями, налоги были начислены как поставщику «фирмы-однодневки», так и конечному покупателю9.

В итоге за использование «дефектного» контрагента налоги доначислили обеим сторонам сделки. Верховный суд решения судов отменил, велев разобраться, кто в действительности виновен в появлении недобросовестного посредника.

5) Надлежащее оформление всех первичных документов.

Необходимо тщательно следить за тем, чтобы в транспортно-сопроводительной и приемо-передаточной документаций заполнялись все реквизиты, содержались достоверные сведения и были подписи уполномоченных и установленных лиц.

Во многих делах10 правильное оформление «первички» стало одним из аргументов в пользу реальности отношений с посредником, что позволило судам вынести решение в пользу налогоплательщика.

6) Выбор контрагента.

Необходимо избегать взаимодействий с фиктивными контрагентами («фирмами-однодневками»). То есть надо проявлять осмотрительность не только в отношении своих поставщиков, но и покупателей с учетом указанных выше обстоятельств. Безусловно, мы не можем советовать отказаться от выгодной сделки из-за возможного риска. Однако, при взаимодействии с подобными организациями всегда нужно учитывать вероятность возникновения претензий со стороны ФНС. Тем не менее, минимизировать риски возможно. Для этого потребуется:

  • тщательно контролировать и сохранять переписку с покупателями;

  • следить за надлежащим оформлением всех документов: договоров, актов, накладных и т.д. На всех документах должны быть подписи уполномоченных лиц.

  • не допускать прямых контактов с контрагентами (конечным потребителем) такого покупателя. И тем более не оформлять с ними каких-либо совместных документов.

  • избегать даже намека на аффилированность.

Также обращаем ваше внимание и на предпринимательский нюанс. Первым, кто пострадает от фирм-«однодневок» будет конечный потребитель. Именно к нему, в первую очередь, будут предъявлены претензии, поскольку доход от реализованной в его адрес продукции является его расходом, который он учтет для целей своего налогового учета.

И если продавец экономил на налогах только с разницы цен, с которой инспектору связываться довольно хлопотно, то, проверяя конечного покупателя, в рамках выездной проверки ему могут отказать в вычетах по НДС со всей стоимости реализации. Напомним, что современный подход, закрепленный в ст.54.1 НК РФ, позволяет доначислить НДС и налог на прибыль на том лишь основании, что в действительности поставщиком являлось иное лицо, нежели указано в договоре.

В итоге это может привести к тому, что за реальным продавцом закрепится репутация ненадежного поставщика, что, в свою очередь, может привести к потери покупателей.

Пожалуй, в данной ситуации меньше всего пострадает сама «однодневка» - ее просто исключат из реестра.

Сноски:


1. Постановление Арбитражного суда Московского округа от 15 марта 2018 г. N Ф05-2212/18 по делу № А40-8712/2017

2. См., например: Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 28 сентября 2018 г. № 09АП-41461/18 по делу № А40-206610/2017;

3. Постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 27.04.2018 №05АП-2188/2018 по делу №А51-24827/2017

4. См., например, Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 26 июня 2013 г. № 09АП-17254/13 по делу № А40-10616/13, Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 27 сентября 2012 г. № 09АП-25911/12 по делу № А40-38402/12 (Оставлено в силу Постановлением ФАС Московского округа от 22.01.2013 г.) и др.

5. Постановление Арбитражного суда Московского округа от 10.02.2016 № Ф05-938/2015 по делу № А40-46670/14

6.  См., например, Постановление Пятого арбитражного суда от 27.04.2018 №05-АП-2188/2018 по делу №А51-24827/2017

7. См., например, Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 08.07.2015 № Ф01-2415/2015 по делу №А11-4673/2014

8. Постановление Арбитражного суда Московского округа от 05.10.2016 N Ф05-14755/2016 по делу № А40-151286/2015

9. Определение ВС РФ № 305-КГ18-7133 от 27.09.2018 по делу №А40-32793/2017.

10. См. например, Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 10 сентября 2017 г. № 15АП-7378/17 по делу № А53-28264/2016, Постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 7 июля 2016 г. № 19АП-3195/16 по делу № А14-13965/2014 и др.