ФНС выпустила обзор судебных споров о том, какие объекты считать недвижимостью
© anekdotov.net

Правда, некоторые из перечисленных службой дел, выигранных налоговиками, с июля прошлого года не показательны. Но есть и полезная информация, например, о квалификации неотделимых улучшений.

ФНС сделала еще один обзор судебной практики, касающейся отнесения имущества к движимому или недвижимому (письмо от 20 апреля 2020 г. № БС-4-21/6581@).

Поля, заборы и трубы

Несколько постановлений ВАС, включая от 26.01.2010 N 11052/09, позволяют не относить к недвижимости (облагаемой налогом на имущество) такие объекты как футбольное поле, земляная насыпь на песчаной подушке, а Минфин в 2018 году распространил этот подход и на поле для гольфа. Так что оборудование таких полей – дренажи, дорожки, трава и другое – относится к улучшениям участка, а не формируют на этом участке объект самостоятельный недвижимости. Рассматривая вопрос о наличии объекта налогообложения налогом на имущество, суды должны разобраться, привели ли строительные работы к появлению объекта, отличного от собственно самого участка, хотя и прочно с ним связанного.

ФНС не упомянула, но ранее Минфин приводил другие судебные дела, по которым недвижимостью не являются также замощение, бетонные площадки, асфальтовые покрытия спортплощадок – все это относится к улучшениям участка.

В одном из писем ФНС ранее уже упоминалось постановление президиума ВАС от 24.09.2013 № 1160/13: право собственности может быть зарегистрировано лишь на то, что способно выступать в гражданском обороте в качестве отдельного объекта гражданских прав. Предметом спора была регистрация прав на ограждение. Оно не имеет самостоятельного хозяйственного назначения, не является отдельным объектом гражданского оборота, выполняет лишь обслуживающую функцию, указал ВАС. Так что даже прочная связь с землей не позволяет считать забор самостоятельным объектом недвижимости.

Трубопровод же, напротив, относится к недвижимости, указали суды, рассматривая дело № А40-98958/2016. Два года назад ФНС уже рассылала соответствующее постановление своим подчиненным.

Добавим: один из прежних обзоров ФНС проливает свет на квалификацию кабельной линии, а Минприроды прошлой осенью объяснило, что такое берегоукрепление.

Свежий взгляд

Рассматривая дело № А05-1595/2017, суды признали трансформаторную подстанцию недвижимым имуществом, напомнила ФНС. Однако служба теперь почему-то забыла, что это дело уже не показательно: более позднее определение ВС № 307-ЭС19-5241 по делу № А05-879/2018 относит трансформаторную подстанцию к "движке".

Кстати, в этом определении ВС повернул судебную практику в пользу налогоплательщиков и в другом аспекте. ВС указал, что оборудование может относиться к недвижимости, только если предназначено для обслуживания здания. Даже если вынос техники, встроенной в отдельно стоящее здание, невозможен без вреда для него, это не делает ее недвижимой. Спор касался производственного цеха. Решение вынесено в июле 2019 года.

Этот судебный акт ФНС упоминала ранее в одном их подобных обзоров, включила его и в новое письмо, однако почему-то не придала ему значения в качестве поворотного момента в судебной практике.

Сомнительные примеры

Следующий вошедший в новый обзор спор ранее службой не упоминался, и сейчас, наверное, не актуален – ведь решение было принято еще до названного "эпохального" определения ВС. Речь идет о споре по делу № А29-4430/2018, в котором оспаривалось отнесение к недвижимости оборудования тепловой электростанции (включая котел водогрейный, бак аварийного слива, системы канализации, кондиционирования, дымовую трубу, очистные сооружения и многое другое), а также общеплощадочных сооружений (без учета тротуара). Несмотря на то, что налогоплательщик утверждал, что многие из спорных объектов крепятся к фундаментам анкерными болтами, то есть, могут быть легко демонтированы без вреда, суды приняли сторону налоговиков и отнесли спорные основные средства к налогооблагаемой недвижимости.

По делу № А42-539/2017 суды признали правомерным доначисление налога на имущество на остаточную стоимость палубных кранов – они входят в сложный имущественный комплекс.

По еще одному делу (№ А12-14902/2018) мы ранее освещали другой эпизод, но там было еще и об отнесении объектов к недвижимости. Суды решили, то оборудование котельных не может полноценно и самостоятельно функционировать вне специализированных зданий, а использование помещений котельной по назначению невозможно в случае демонтажа газового оборудования (котлов). Так что – все это наречено недвижимостью. Это было также еще до того, как ВС вынес решение по делу № А05-879/2018, а теперь, учитывая его, суды могли бы принять и другое решение.

Редкое везение станет регулярным

Впрочем, и до того самого решения ВС судебная практика иногда поворачивалась к налогоплательщику лицом. Например, суды решили, что не являются недвижимостью выпарные аппараты, кристаллизаторы, элеватор, аппарат диффузионный – объекты, связанные с землей и участвующие в едином техпроцессе переработки сахарной свеклы. Налоговики обложили их налогом, но суды (дело № А36-12764/2017) приняли во внимание экспертные заключения о том, что объекты можно демонтировать и установить на новом месте без вреда. Также суды указали на разницу между понятиями "сооружение" (к которым отнесены спорные объекты) и "недвижимость". Причем, ту же аргументацию, что и по предыдущему делу (завод не может работать без названного оборудования, а оно – без здания завода) суды повернули в этот раз в пользу налогоплательщика.

Судебные акты по делу № А41-19566/2015 показали, что высокостеллажные конструкции не являются частью производственно-складского комплекса и обоснованно учтены фирмой как производственное оборудование. На радость налоговикам эти конструкции строились по проекту, и для их возведения потребовалась разрешительная документация. Объект имеет общий с недвижимостью фундамент, стеллажные конструкции выполняют роль несущего каркаса, то есть объект имеет прочную связь с землей, его невозможно демонтировать, думали налоговики. Однако суды все же увидели возможность демонтажа и отнесли спорные конструкции к необлагаемой налогом "движке".

Теперь подобные вопросы будут решаться более единообразно. Пример тому – дело, при рассмотрении которого рыбную фабрику, холодильное оборудование, вертикальные плиточные морозильные аппараты, упаковочный комплекс, гидролокатор, установленные на судне, суды отнесли к "движке", поддержав налогоплательщика (дело № А05-5074/2019). При этом суды сослались на упомянутую выше позицию ВС по делу № А05-879/2018.

Неотделимые улучшения

Насчет капвложений в арендованное имущество ФНС и раньше была уверена: это – недвижимость, точнее, ее неотъемлемая составная часть. Соответственно, налогом улучшения облагаются. Минфин уточнил: если улучшена недвижимость (в том числе, облагаемая по кадастровой стоимости) – да, налог есть. Если – то, что к недвижимости не относится, то налога не будет.

Сейчас к этому "подтянули" и судебный пример. По делу № А29-14394/2018 решение вынесено в апелляции в декабре прошлого года, но дело еще не окончено – подана кассационная жалоба, на 26 мая назначено рассмотрение окружным судом.

Организация арендовала у города здание школы 1948 года постройки в непригодном для эксплуатации состоянии, провело там перепланировку и капремонт, в результате чего увеличилась площадь здания. Теперь оно используется для санаторного лечения и реабилитации работников организации. То есть – изменилось назначение здания. В бухучете фирмы появился объект "неотделимые улучшения", их стоимость и была обложена налогом на имущество. С этим – с учетом всех особенностей – согласилсь и суды. Но – помним, что еще предстоит кассация.

Кроме того, не известно, что решили бы суды, если назначение здания не изменилось, и площадь не увеличилась. То есть, вряд ли можно это дело применить к случаям, когда арендатор лишь поставил пару перегородок и покрасил стены.

К чему есть шанс не "прикрутить" позицию ВС

Этим же решением подтверждена позиция налоговиков и по второму эпизоду дела – оборудование газопоршневой теплоэлектростанции, смонтированное на стальных рамах на фундаменте, закрытое готовыми блоками (с минимальным объемом строительно-монтажных работ "на месте"), отнесено к недвижимости как составная часть самих электростанций. В данном случае суды сочли неприменимой "историческую" позицию ВС по делу № А05-879/2018, ведь как объект недвижимости строилась именно электростанция, а не ее здание как таковое (куда отдельно могло бы быть вмонтировано оборудование). 

ФНС об этом эпизоде в своем обзоре не рассказала, и странно – могла бы и похвастаться победой. Правда, опять же, есть смысл подождать решение кассации, прежде чем делать выводы.