ИА ГАРАНТ

Возникают ли налоговые риски по налогу на прибыль у российской организации - заимодавца, если с другой российской организацией, также уплачивающей налоги в рамках общей системы налогообложения, будет заключен договор беспроцентного займа (в рублях), в условиях, когда организации являются взаимозависимыми лицами? Если налоговые риски существуют, то какой минимально возможный процент может быть прописан в договоре займа, чтобы их избежать (75% от ключевой ставки Центрального банка РФ или менее)?

По данному вопросу мы придерживаемся следующей позиции:

При заключении договора беспроцентного займа между взаимозависимыми лицами у организации-заимодавца появляются налоговые риски.

В качестве минимального возможного размера процентной ставки следует рассматривать процентную ставку в размере, превышающем 75% ключевой ставки Банка России.

Обоснование позиции:

По договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества (п. 1 ст. 807 ГК РФ). Если иное не предусмотрено законом или договором займа, заимодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определенных договором (п. 1 ст. 809 ГК РФ).

Объектом налогообложения и налоговой базой по налогу на прибыль для российских организаций, не являющихся участниками консолидированной группы налогоплательщиков, признается прибыль (ее денежное выражение), которая представляет собой разницу между полученными ими доходами и величиной произведенных ими расходов, которые определяются в соответствии с главой 25 НК РФ (п. 1 ст. 247, п. 1 ст. 274 НК РФ).

Доходом для целей налогообложения прибыли на основании п. 1 ст. 41 НК РФ признается экономическая выгода в денежной или натуральной форме, учитываемая в случае возможности ее оценки и в той мере, в которой такую выгоду можно оценить, и определяемая в соответствии с главой 25 НК РФ.

К доходам, учитываемым при формировании налоговой базы по налогу на прибыль, относятся доходы от реализации товаров (работ, услуг) и имущественных прав, определяемые в порядке, установленном ст. 249 НК РФ, и внереализационные доходы, определяемые в порядке, установленном ст. 250 НК РФ (п. 1 ст. 248 НК РФ).

Средства или иное имущество, которые переданы по договорам займа, а также средства или иное имущество, которые получены в счет погашения таких заимствований, не учитываются у заимодавца при определении налоговой базы по налогу на прибыль (п. 12 ст. 270, пп. 10 п. 1 ст. 251 НК РФ).

При предоставлении процентных займов доходы в виде процентов признаются внереализационными доходами заимодавца на основании п. 6 ст. 250 НК РФ. При предоставлении беспроцентных займов, в общем случае, у заимодавца не возникает доходов (экономической выгоды), подлежащих включению в налоговую базу по налогу на прибыль.

Однако если договор беспроцентного займа заключен между взаимозависимыми лицами, то необходимо учитывать, что в случае, если в сделках между такими лицами создаются или устанавливаются коммерческие или финансовые условия, отличные от тех, которые имели бы место в сделках, признаваемых в соответствии с разделом V.1 НК РФ сопоставимыми, между лицами, не являющимися взаимозависимыми, то любые доходы (прибыль, выручка), которые могли бы быть получены одним из этих лиц, но вследствие указанного отличия не были им получены, учитываются для целей налогообложения у этого лица (п. 1 ст. 105.3 НК РФ).

По мнению Минфина России, сделки по предоставлению беспроцентного займа между взаимозависимыми лицами могут являться примером создания или установления коммерческих или финансовых условий, отличных от тех, которые имели бы место в сделках, признаваемых в соответствии с разделом V.1 НК РФ сопоставимыми, между лицами, не являющимися взаимозависимыми. В этой связи любые доходы (прибыль, выручка), которые могли бы быть получены одним из взаимозависимых лиц по таким сделкам, но вследствие указанного отличия не были им получены, должны учитываться для целей налогообложения у этого лица (смотрите, например, письма Минфина России от 19.07.2016 N 03-04-06/42282, от 27.05.2016 N 03-01-18/30778, от 25.05.2015 N 03-01-18/29936, от 09.04.2015 N 03-01-18/20054, от 02.10.2013 N 03-01-18/40821, от 13.08.2013 N 03-01-18/32745).

При этом Минфин России разъясняет, что доходы заимодавца по сделкам беспроцентного займа определяются исходя из суммы процентов, которые были бы получены заимодавцем в случае совершения сделки между лицами, не являющимися взаимозависимыми, в сопоставимых с анализируемой сделкой коммерческих и (или) финансовых условиях, то есть в сопоставимой сделке (письмо Минфина России от 18.07.2012 N 03-01-18/5-97).

Однако в постановлении АС Западно-Сибирского округа от 28.12.2015 N Ф04-27106/15 по делу N А81-165/2015 (смотрите также постановления Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.08.2016 N 13АП-13581/16, Седьмого арбитражного апелляционного суда от 16.02.2016 N 07АП-167/16) указано, что из буквального содержания п. 1 ст. 105.3 НК РФ следует, что для применения положений данной статьи необходимо соблюдение одновременно двух условий: во-первых, сделка должна совершаться между взаимозависимыми лицами; во-вторых, в сделке должны создаваться или устанавливаться коммерческие или финансовые условия, отличные от тех, которые имели бы место в сделках, признаваемых сопоставимыми, между лицами, не являющимися взаимозависимыми.

Суды отметили, что договор займа может быть как возмездным, то есть предусматривающим уплату процентов за пользование заемными средствами, так и безвозмездным, когда исполнение заемщиком обязательства ограничивается лишь возвратом долга; соответствующее условие может быть согласовано в договоре (п. 1 ст. 809 ГК РФ).

Учитывая, что заключение договоров беспроцентного займа в соответствии с действующим законодательством возможно и между лицами, не являющимися взаимозависимыми, судьи пришли к выводу, что в таком случае не соблюдается второе условие, предусмотренное п. 1 ст. 105.3 НК РФ, а именно: создание коммерческих или финансовых условий, отличных от тех, которые имели бы место в сделках, признаваемых сопоставимыми, между лицами, не являющимися взаимозависимыми. Суды отклонили довод налогового органа о необходимости применения к договорам беспроцентного займа положений п. 1 ст. 105.3 НК РФ.

Вместе с тем в постановлениях Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.06.2016 N 12АП-4657/16 (далее - Постановление N 12АП-4657/16), Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.03.2016 N 11АП-2621/16 (далее - Постановление N 11АП-2621/16) указано, что заключение договоров беспроцентного займа хоть и возможно между лицами, не являющимися взаимозависимыми, однако это не свидетельствует о несоблюдении второго условия, предусмотренного п. 1 ст. 105.3 НК РФ (создание или установление коммерческих или финансовых условий, отличных от тех, которые имели бы место в сделках, признаваемых сопоставимыми, между лицами, не являющимися взаимозависимыми).

В то же время в Постановлении N 12АП-4657/16 суд принял решение в пользу налогоплательщика по той причине, что налоговый орган некорректно применил методы определения цены и не представил доказательств получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды в результате недобросовестного поведения и злоупотребления своими правами.

В Постановлении N 11АП-2621/16 поводом для принятия решения в пользу налогоплательщика являлась недостоверность произведенного налоговым органом расчета полученного дохода в виде процентов по договорам займа, а также то, что налоговый орган вышел за рамки своих полномочий, осуществляя контроль цен в сделках между взаимозависимыми лицами.

Да, в ряде случаев суды не возражают против произведенных налоговыми органами расчетов процентов, но отменяют решения территориальных налоговых органов по той причине, что при проведении налоговых проверок в части, касающейся ценообразования между взаимозависимыми лицами, территориальные налоговые органы выходят за пределы предоставленных им полномочий (постановления АС Поволжского округа от 17.05.2016 N Ф06-7435/16 по делу N А49-9628/2015, АС Северо-Кавказского округа от 04.05.2016 N Ф08-2441/16 по делу N А32-19725/2015).

Такой подход обусловлен тем, что положениями раздела V.1 НК РФ полномочия по контролю цен, применяемых в сделках между взаимозависимыми лицами на соответствие цен рыночным ценам, предоставлены исключительно федеральному органу исполнительной власти, уполномоченному по контролю и надзору в области налогов и сборов, т.е. ФНС России (п. 1 ст. 30 НК РФ, Положение о Федеральной налоговой службе, утвержденное постановлением Правительства РФ от 30.09.2004 N 506), а не территориальным налоговым органам. Приведенный подход подтверждается определением СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 11.04.2016 N 308-КГ15-16651.

Тем не менее в названном определении судебная коллегия оценила доводы налогового органа о наличии у него полномочий по корректировке налогооблагаемой базы проверяемого налогоплательщика в связи с выявлением факта заключения сделок с взаимозависимыми лицами, свидетельствующего, по мнению налогового органа, о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Судебная коллегия указала, что налоговым органом не было установлено при проведении налоговой проверки общества, помимо взаимозависимости лиц - участников сделок, иных обстоятельств, свидетельствующих об отсутствии разумных экономических оснований совершения хозяйственных операций, направленных на искусственное создание условий получения необоснованной выгоды, в связи с чем отсутствовали основания для принятия оспариваемого решения о доначислении соответствующих сумм налогов, пеней и налоговых санкций.

Следует отметить, что сама по себе возможность получения заимодавцем с заемщика процентов по договору займа и их неполучение по договору беспроцентного займа не может служить прямым и безусловным доказательством получения заимодавцем налоговой выгоды по договору беспроцентного займа и ее необоснованности (постановление АС Поволжского округа от 08.04.2016 N Ф06-5963/16 по делу N А55-4479/2015). Налоговый орган должен иметь доказательства того, что заключение договоров беспроцентных займов имело цель - получение необоснованной налоговой выгоды в виде занижения налогоплательщиком внереализационных доходов по неучтенным процентам (постановление АС Восточно-Сибирского округа от 20.10.2016 N Ф02-5840/16 по делу N А74-4459/2015).

Необходимо иметь в виду, что Федеральным законом от 30.11.2016 N 401-ФЗ п. 4 ст. 105.14 НК РФ дополнен пп. 7 (вступил в силу с 01.01.2017), согласно которому вне зависимости от того, удовлетворяют ли сделки условиям, предусмотренным п.п. 1-3 ст. 105.14 НК РФ, не признаются контролируемыми сделки по предоставлению беспроцентных займов между взаимозависимыми лицами, местом регистрации либо местом жительства всех сторон и выгодоприобретателей по которым является РФ.

Это означает, что сделки по предоставлению беспроцентных займов между взаимозависимыми лицами, местом регистрации либо местом жительства всех сторон и выгодоприобретателей по которым является РФ, заключенные с 01.01.2017, не будут признаваться контролируемыми сделками. Соответственно, непосредственно ФНС России не будет осуществлять контроль соответствия цен, примененных в таких сделках, рыночным ценам (п. 1 ст. 105.17 НК РФ). Однако данное обстоятельство, на наш взгляд, не означает того, что с 01.01.2017 изменится подход территориальных налоговых органов о необходимости включения в состав облагаемых налогом на прибыль доходов процентов, которые не были получены заимодавцем по причине заключения договора беспроцентного займа.

Подводя итог сказанному выше, следует признать, что при заключении договора беспроцентного займа между взаимозависимыми лицами у организации-заимодавца появляются налоговые риски.

Если в целях избежания возможных претензий со стороны налоговых органов будет заключен договор процентного займа, то необходимо учитывать, что особенности учета процентов по долговым обязательствам в целях налогообложения установлены ст. 269 НК РФ.

Так, п. 1 ст. 269 НК РФ предусмотрено, что по долговым обязательствам любого вида, возникшим в результате сделок, признаваемых в соответствии с НК РФ контролируемыми сделками, доходом (расходом) признается процент, исчисленный исходя из фактической ставки с учетом положений раздела V.1 НК РФ, если иное не установлено ст. 269 НК РФ.

По долговому обязательству, возникшему в результате сделки, признаваемой в соответствии с НК РФ контролируемой сделкой, налогоплательщик вправе признать доходом процент, исчисленный исходя из фактической ставки по таким долговым обязательствам, если эта ставка превышает минимальное значение интервала предельных значений, установленного п. 1.2 ст. 269 НК РФ (п. 1.1 ст. 269 НК РФ).

В целях п. 1.1 ст. 269 НК РФ по долговому обязательству, оформленному в рублях и возникшему в результате сделки, признаваемой контролируемой в соответствии с п. 2 ст. 105.14 НК РФ, интервал предельных значений процентных ставок по долговым обязательствам установлен в размере от 75% до 125% (начиная с 01.01.2016) ключевой ставки Банка России (пп. 1 п. 1.2 ст. 269 НК РФ).

Особенности учета процентов по долговым обязательствам по сделкам между взаимосвязанными лицами в случае, если такие сделки не признаются контролируемыми в соответствии со ст. 105.14 НК РФ, в ст. 269 НК РФ не предусмотрены.

По мнению Минфина России для целей главы 25 НК РФ доходы налогоплательщика в виде процентов, полученных по долговым обязательствам по сделкам, заключенным между взаимозависимыми лицами, в случае отсутствия у таких сделок в соответствии с НК РФ признаков отнесения к контролируемым, определяются исходя из фактической ставки и учитываются на основании п. 6 ст. 250 НК РФ в составе внереализационных доходов (письмо Минфина России от 30.09.2015 N 03-03-06/2/55797).

Трактовать приведенные выше разъяснения можно таким образом, что даже незначительная процентная ставка по договору займа между взаимозависимыми лицами не должна приводить к налоговым рискам (если он не признается контролируемой сделкой).

Однако есть примеры судебной практики, в которой поводом для возникновения претензий со стороны налоговых органов к заимодавцу являлась выдача займов под незначительный процент (постановления Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.09.2016 N 13АП-19554/16, Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.06.2016 N 12АП-4657/16).

В этой связи нельзя исключать вероятности того, что применение процентной ставки, не соответствующей рыночной, и по сделке, не признаваемой контролируемой, может послужить поводом для возникновения претензий со стороны налоговых органов.

Следует отметить, что Минфин России допускает, что особенности учета процентов по долговым обязательствам в целях налогообложения, предусмотренные абзацами первым, вторым и третьим п. 1.1 ст. 269 НК РФ, в отношении сделок между взаимозависимыми лицами возможно применять в том числе в случаях, если такие сделки не признаются в соответствии со ст. 105.14 НК РФ контролируемыми (письма Минфина России от 21.08.2015 N 03-01-18/48478, от 15.07.2015 N 03-01-18/40737).

Соответственно, можно предположить, что в качестве минимального возможного размера процентной ставки, при котором претензии со стороны налоговых органов по неконтролируемой сделке будут маловероятны, следует рассматривать процентную ставку в размере, превышающем 75% ключевой ставки Банка России (пп. 1 п. 1.2 ст. 269 НК РФ), т.е., например, 75,1% ключевой ставки Банка России.

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Арыков Степан

Контроль качества ответа:
Рецензент службы Правового консалтинга ГАРАНТ
профессиональный бухгалтер Родюшкин Сергей

11 января 2017 г.

Материал подготовлен на основе индивидуальной письменной консультации, оказанной в рамках услуги Правовой консалтинг.