ОАО (цессионарий) и иностранная фирма (цедент, Британское Виргинские острова) в феврале 2012 года заключили договор об уступке прав требований по договору долевого строительства туристического комплекса (от января 2012 года), заключенному между ООО (застройщиком) и цедентом. Указания о включении НДС в стоимость права требования в договоре не содержится. На основании выставленного счета ОАО перечислило 366 млн рублей иностранной фирме.

По результатам выездной проверки налоговая установила, что по договору участия в долевом строительстве цена комплекса составила 276 млн рублей (именно эту сумму иностранная фирма перечислила на счет ООО). Таким образом, сумма полученного иностранным лицом дохода при передаче имущественных прав составила 90 млн рублей. Инспекция доначислила НДС, пени и штраф, указав на наличие у компании как налогового агента обязанности по уплате НДС.

Компания обратилась в суд (дело № А82-13448/2015), полагая, что имущественное право требования не может расцениваться в качестве товара, работы или услуги, а представляет собой самостоятельный объект налогообложения. Уступка права требования по договору участия в долевом строительстве не связана непосредственно с объектом недвижимого имущества.

Суды трех инстанций признали законным решение инспекции, указав на пункт 1 статьи 161 НК – при реализации товаров (работ, услуг), местом реализации которых является территория РФ, налогоплательщиками – иностранными лицами налоговая база определяется как сумма дохода от реализации этих товаров (работ, услуг) с учетом налога. Согласно пункту 5 данной нормы при передаче имущественных прав на территории РФ иностранными лицами налоговыми агентами признаются фирмы и предприниматели, которые ведут с ними деятельность.

В данном случае договор цессии непосредственно связан с находящимся на территории РФ объектом недвижимого имущества, следовательно, налоговый агент обязан уплатить НДС по данной сделке. При этом согласно пункту 3 статьи 171 НК он вправе принять уплаченную сумму НДС к вычету.

Судья ВС (301-КГ17-5978 от 13.06.2017) поддержал выводы апелляции, основанные на анализе 161 статьи: «в случае передачи имущественных прав иностранной организации, не состоящей на учете в российском налоговом органе в качестве налогоплательщика, обязанность по уплате НДС в соответствии со статьей 161 Налогового кодекса РФ возлагается на покупателя (налогового агента) по данной сделке». Компании отказано в передаче дела в коллегию по экономическим спорам.