Как суды установили, что представительство открыто не ради слета с УСН и возмещения НДС

Компания в течение 3 лет применяла УСН, затем, открыв представительство, утратила право на УСН и перешла на уплату налогов по общей системе, и сразу подала в инспекцию декларацию по НДС с суммой к возмещению 1,3 миллиона рублей.

По результатам камеральной проверки было отказано в возмещении. Инспекторы пришли к выводу о том, что компания необоснованно перешла на ОСН, открыв представительство. То есть, целью его открытия, по мнению налоговиков, явилось получение налоговой выгоды в виде возмещения из бюджета НДС.

Не согласившись с этим, компания обратилась в суд (дело № А74-3486/2013). Суд первой инстанции оставил решение ИФНС в силе. Однако апелляционный суд, а затем и кассация признали решение налоговой недействительным.

Суды двух инстанций указали, что все необходимые действия при открытии представительства компанией были исполнены: учредителем принято решение об открытии представительства; в инспекцию подано заявление о госрегистрации изменений, вносимых в учредительные документы, в связи с открытием представительства; издан приказ о назначении временно исполняющим обязанности директора представительства.

Сведения о представительстве в соответствии с требованиями законодательства внесены в ЕГРЮЛ. В установленном законом порядке эти сведения налоговым органом не оспорены и не исключены из реестра.

Довод инспекции о том, что компания не осуществляла предпринимательскую деятельность по своему юридическому адресу, а фактически располагалась по адресу представительства, отклонены судьями как неподтвержденные материалами дела.

Отсутствие у представительства руководителя, на которое ссылаются налоговики, не означает, по мнению судей, невозможность руководства представительством директором компании. В соответствии с приказом по организации временно исполняющим обязанности директора представительства являлся директор компании. Исходя из функций конкретного представительства (получение корреспонденции), для управления им не требовался отдельный руководящий работник, указали судьи. Выводы инспекции об отсутствии у представительства имущества и работников не были подтверждены материалами дела.

Поэтому судьи не нашли оснований для отказа в возмещении компании НДС: «поскольку НДС уже был уплачен обществом в составе цены за оказанные услуги; имущество будет в дальнейшем использоваться обществом в его хозяйственной деятельности в операциях, подлежащих обложению НДС, в реализации прав, предоставленных обществу, как плательщику НДС, инспекция отказывает неправомерно».