Сокращённый получил долю в другой фирме: положено ли ему выходное пособие
© anekdotov.net

Такой экс-сотрудник всё равно относится к безработным, решил суд.

Сократили – расплатились

Д. сократили с должности директора по маркетингу из фирмы с кипрской пропиской. Оклад по договору был вполне приличный: 239 тысяч рублей плюс ежемесячная текущая премия в 20% от оклада в 48 тысяч. Выходное пособие вышло соответствующим – 227 тысяч при увольнении; 296 тысяч – за второй месяц и 255 тысяч – за третий.

Заявляясь на пособие второго месяца, Д. приложила копию трудовой книжки, а при написании заявления на третью выплату – ещё и решение центра занятости о сохранении ей среднего месячного заработка. Это возможно в случае, если работник в течение двух недель после увольнения встал на биржу труда, но не был центром занятости трудоустроен (статья 178 главы 27 ТК).

...посчитали – прослезились

Когда работодатель полностью рассчитался с работницей, ему попала в руки выписка из ЕГРЮЛ, из которой следовало, что Д. является соучредителем с долей 10% в уставном капитале действующей коммерческой организации. Раскошелившийся экс-работодатель возмутился и письменно потребовал от Д. возместить ему 309 тысяч – видимо, всё то, что было ей перечислено с момента её вхождения в состав учредителей. Бывшая работница никак не это не отреагировала, и тогда работодатель отправился в суд.

Требовал взыскать с Д. указанную сумму, так как считал, что это – неосновательное обогащение. Д., имея долю в уставном капитале фирмы, не могла считаться безработной и не имела права на выходное пособие.  

Райсуд – поддержал

Суд встал на сторону работодателя, полагая, что Д. никак не могла относиться к безработным в сложившихся обстоятельствах. Деньги она получила в связи с "недобросовестным поведением", так как не сообщила истцу всей правды для принятия им "правильного" решения. 

Судья, руководствуясь, в том числе, положениями главы 60 ГК об обязательствах вследствие неосновательного обогащения и федерального закона "О занятости населения в РФ", принял решение о взыскании с Д. 309 тысяч рублей в пользу бывшего работодателя.    

Все формальности – соблюдены

Апелляционная инстанция, куда пожаловалась работница, разложила ситуацию иначе. Основанием для сохранения за работником среднего месячного заработка является его нетрудоустройство в течение второго месяца после увольнения, а в течение третьего месяца – также решение органа службы занятости населения. 

Д. обратилась в центр занятости в двухнедельный срок; не была им трудоустроена в течение третьего месяца со дня увольнения. В связи с этим ей сохранена средняя зарплата за третий месяц и есть на этот счёт решение центра занятости. Трудовая книжка Д. не содержит записей о ее работе в спорный период. Таким образом, у Д. были основания получить выходное пособие, а у работодателя – его выплатить. При этом он имел право проверить правомерность и обоснованность принятия центром занятости такого решения, а также оспорить его, но не сделал этого.    

Работником – не являлась

Зарплата, излишне выплаченная работнику, не может быть с него взыскана (часть 4 статьи 137 ТК). Есть исключения, но случай Д. под них не попадает, установил суд. Кроме того, федзакон о занятости определяет круг лиц, являющихся занятыми, и статус Д., как выяснилось, к ним не относится: она не работает по трудовому договору, в том числе сезонно или временно; не является ИП; не занимается частной практикой (как тот же нотариус или адвокат); не занята в подсобных промыслах; не выполняет работы по договору ГПХ и так далее, и тому подобное. 

Таким образом, оснований для взыскания с Д. выплаченного работодателем среднего заработка при сокращении – нет. Решение суда первой инстанции было отменено – работодателю было отказано (определение Московского горсуда от 12.03.2020 № 33-5695/2020 по делу № 2-4518/2018).