ИА ГАРАНТ

Федеральная инспекция труда привлекла работодателя к административной ответственности по части 1 ст. 5.27 КоАП РФ за несоблюдение 2-дневного срока для взятия объяснения с работника с целью привлечения к дисциплинарной ответственности (при отказе сразу был составлен акт об отказе от дачи объяснения). Вправе ли федеральная инспекция труда наказывать за такого рода нарушения, или такие нарушения должны рассматриваться по правилам о рассмотрении индивидуального трудового спора?

 1. В соответствии с абз. 1 части первой ст. 356 ТК РФ федеральная инспекция труда (далее - Инспекция) осуществляет федеральный государственный надзор за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, посредством проверок, выдачи обязательных для исполнения предписаний об устранении нарушений, составления протоколов об административных правонарушениях в пределах полномочий, подготовки других материалов (документов) о привлечении виновных к ответственности в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ.

Абзацем 6 части первой ст. 357 ТК РФ установлено, что государственные инспекторы труда при осуществлении федерального государственного надзора за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, имеют право предъявлять работодателям и их представителям обязательные для исполнения предписания об устранении нарушений трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, о восстановлении нарушенных прав работников, привлечении виновных в указанных нарушениях к дисциплинарной ответственности или об отстранении их от должности в установленном порядке.

В определении СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 20.07.2012 N 19-КГ12-5 указано, что по смыслу приведенной нормы при проведении проверок государственный инспектор труда выдает обязательное для исполнения работодателем предписание только в случае очевидного нарушения трудового законодательства, например, если работодатель не исполняет обязанности, возложенные на него трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права (смотрите, к примеру, решение Салехардского городского суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 23.10.2015 по делу N 2а-2232/2015, апелляционное определение СК по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 17.03.2016 по делу N 33-1869/2016). Трудовые споры, в том числе неурегулированные разногласия между работодателем и работником по вопросам применения трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, коллективного договора, соглашения, локального нормативного акта, трудового договора (в том числе об установлении или изменении индивидуальных условий труда), рассматриваются в рамках ст.ст. 381-397 ТК РФ комиссиями по трудовым спорам или судами.

Таким образом, осуществляя функцию по надзору и контролю за работодателями, государственная инспекция труда выявляет правонарушения, но не решает трудовые споры, так как не может подменять собой органы по рассмотрению индивидуальных трудовых споров. То есть вмешательство государства в правоотношения, возникшие между работником и работодателем, должно быть соразмерным и не может нарушать справедливого баланса законных интересов работника и работодателя.

Данный вывод основан на положениях Конвенции МОТ N 81 "Об инспекции труда в промышленности и торговле" от 11.07.1947, ратифицированной Россией 11.04.1998, в силу которых инспектору труда не предоставлено право давать обязательные для исполнения работодателем предписания по трудовым спорам*(1).

Следовательно, если работник, обращаясь за защитой в Инспекцию, оспаривает сам факт нарушения работодателем его трудовых прав (в частности факт привлечения к дисциплинарной ответственности, считая его незаконным), то имеет место спор о праве и государственный инспектор, в рамках предоставленных ему полномочий, не может вместо юрисдикционного органа разрешать этот спор по существу, обязывая работодателя устранить нарушения, наличие которых неочевидно. Суды в подобных ситуациях признают предписания Инспекций незаконными, как выданные по вопросам, не относящимся к их компетенции (смотрите, к примеру, апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики по делу 33-827/2016, апелляционное определение СК по гражданским делам Ульяновского областного суда от 25.08.2015 по делу N 33-3430/2015, апелляционное определение СК по гражданским делам Свердловского областного суда от 28.05.2014 по делу N 33-6944/2014, решение Заволжского районного суда г. Ульяновска Ульяновской области от 11.06.2014 по делу N 2-2715/2014, апелляционное определение СК по административным делам Самарского областного суда от 08.07.2016 по делу N 33а-8657/2016, апелляционное определение СК по гражданским делам Красноярского краевого суда от 27.04.2016 по делу N 33-5627/2016, апелляционное определение СК по гражданским делам Пермского краевого суда от 15.07.2015 по делу N 33-7037/2015).

2. Частью 1 ст. 5.27 КоАП РФ установлена административная ответственность за нарушение трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, если иное не предусмотрено ч.ч. 2 и 3 ст. 5.27 и ст. 5.27.1 КоАП РФ. Перечень источников, составляющих трудовое законодательство и иные акты, содержащие нормы трудового права, приведен в ст. 5 ТК РФ. Таким образом, основанием для привлечения к административной ответственности по ч. 1 ст. 5.27 КоАП РФ является всякое нарушение трудовых прав граждан, за исключением случаев, когда отдельные действия или бездействие виновного лица образуют самостоятельный состав административного правонарушения, поименованный в Особенной части КоАП РФ. При этом вменяемые лицу нарушения должны быть очевидными или явными, поскольку наличие индивидуального трудового спора между работником и работодателем не может быть причиной возбуждения административного производства, т.к. отсутствует состав административного правонарушения, что является безусловным обстоятельством, исключающим производство по делу об административном правонарушении (п. 2 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ). В этой связи обратите внимание на следующие судебные акты: решение Каа-Хемского районного суда Республики Тыва от 28 апреля 2016 г. по делу N 12-32/2016, решение Юргинского городского суда Кемеровской области от 08.06.2016 по делу N 12-172/2016, апелляционное определение СК по административным делам Алтайского краевого суда от 09.12.2014 по делу N 33-10306/14, решение Балаковского районного суда Саратовской области от 25.08.2015 по делу N 12-165/2015.

Полагаем, что в рассматриваемой ситуации, если работодатель привлек работника к дисциплинарной ответственности с соблюдением требований ст. 193 ТК РФ, но работник не согласен с самим фактом наказания, то имеет место индивидуальный трудовой спор, т.к. правовой оценке в этом случае подлежит законность решения работодателя о наказании работника, его виновности (невиновности) и т.п., а это уже прерогатива комиссии по трудовым спорам или суда, но не Инспекции. Закон не запрещает работнику обжаловать дисциплинарное взыскание и в Инспекцию (часть седьмая ст. 193 ТК РФ). Однако, когда обстоятельства нарушения прав работника при назначении ему дисциплинарного взыскания сомнительны и не очевидны, у Инспекции нет оснований ни выдавать предписания работодателю об устранении нарушений, ни привлекать его к административной ответственности до тех пор, пока юрисдикционный орган эти нарушения (или их отсутствие) установит. 

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Ерин Павел 

Контроль качества ответа:
Рецензент службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Амирова Лариса 

31 августа 2016 г. 


*(1) В п. 5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10.10.2003 N 5 "О применении судами общих принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации" разъяснено, что международные договоры, которые имеют прямое и непосредственное действие в правовой системе Российской Федерации, применимы судами, в том числе военными, при разрешении гражданских, уголовных и административных дел, в частности при рассмотрении гражданских дел, если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем Законом Российской Федерации, который регулирует отношения, ставшие предметом судебного рассмотрения.