Центр
структурирования бизнеса и налоговой безопасности
taxCOACH

Судебная практика – явление динамичное и развивающееся, особенно в сфере, касающейся вопросов налогообложения.

Однако, подобному тому, как использование устаревшей информации может привести к серьезным ошибкам при принятии решений, о чем нам напоминает всплывающее табло одного из известных разработчиков справочных правовых систем, отсутствие мониторинга судебной практики способно вселить в налогоплательщика мнимую уверенность в законности применяемых или ранее применимых им способов минимизации налоговых платежей.

Чтобы не быть голословным, на примере налоговых споров, связанных с получением необоснованной налоговый выгоды, проведем небольшой ретроспективный анализ.

Так, с 2006 г. по настоящее время Высший Арбитражный Суд России, рассматривая дела о налоговой выгоде, успел дважды поменять свою позицию.

С момента принятия известного Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" и по начало 2009 г., арбитражные суды являлись сторонниками содержательно-фактического подхода, суть которого сводилась к тому, что отступления от правил оформления документов, опосредующих сделку, могут быть преодолены доказыванием самого факта осуществления хозяйственной операции.

На протяжении 2009 г. и в начале 2010 г. в судах все происходило с точностью до наоборот. Формально-юридическая концепция оценки действий налогоплательщика заняла верх и предоставила налоговым органам право отказывать в применении налоговых вычетов по НДС и включении затрат в расходы по налогу на прибыль при обнаружении недостоверных сведений в представленных на проверку документах, несмотря на существование отношений с контрагентом в натуре.

В марте 2010 г. арбитражное правосудие вернулось к прежнему подходу, согласно которому во главу угла ставится реальность сделки, и, образно говоря – сын за отца не отвечает (т.е. налогоплательщик не отвечает за поставщика, за директора-номинала поставщика, за несданную поставщиком налоговую отчетность, за подписание документов поставщика неустановленным лицом и т.п.). И перед налоговыми юристами снова открылось широкое поле для деятельности.

Несколько неожиданным и поставившим под сомнения окончательность возврата к содержательно-фактическому походу стало очередное дело, дело № ВАС-505/10, рассмотрение которого назначено в Президиуме Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее – ВАС) на 27.07.2010.

Напомним, что толкование правовых норм, к которому приходит высшая судебная инстанция при разрешении налогового спора, становится общеобязательным и подлежит применению при рассмотрении арбитражными судами аналогичных дел, поэтому от исхода указанного дела будет зависеть, трансформируется ли судебная практика разрешения споров о необоснованной налоговой выгоде или нет.

Поводом для размышлений о судебных перспективах налоговых споров стали следующие выводы, изложенные в определении ВАС от 17.05.2010 о передаче дела в Президиум ВАС.

Как отметил суд, если налоговым органом представлены доказательства того, что в действительности контрагенты хозяйственных операций не осуществляли, в систему сделок и взаиморасчетов были вовлечены юридические лица, зарегистрированные по несуществующим адресам, схема взаимодействия контрагентов указывает на их цель – получение необоснованной налоговой выгоды, судам не следует ограничиваться проверкой формального соответствия представленных налогоплательщиком документов требованиям Кодекса, а необходимо оценить все доказательства по делу в совокупности и во взаимосвязи для исключения внутренних противоречий и расхождений между ними.

Таким образом, если Президиум ВАС поддержит позицию судей, изложенную в определении от 17.05.2010, то налогоплательщику, помимо представления в суд совокупности надлежащим образом оформленных документов, обосновывающих право применения налогового вычета или включения затрат в расходы, потребуется снять подавляющее большинство обнаруженных налоговым органом противоречий в оправдательных документах и (или) опровергнуть наличие данных противоречий как таковых.

С одной стороны, данный подход как нельзя отвечает принципу состязательности сторон, необходимому для современного правосудия.

С другой стороны, для того, чтобы налогоплательщику на равных «состязаться» с налоговым органом по сделкам, отстоящим от текущего времени на несколько лет, необходимо либо уметь сохранять (восстанавливать) прежние деловые связи, чтобы оперативно привлечь контрагента (открыто или скрыто аффилированных с ним лиц) для представления разумных объяснений по поводу расхождений между представляемыми доказательствам, либо в предвидении налоговых претензий уже сейчас описывать, сопровождая дополнительными документами или иными материальными следами (деловая перепиской, протоколы заседаний, отчеты по результатам внутренних служебных расследований, записи эфиров на радио или телевидении, публикации в печатных или электронных СМИ, в том числе корпоративных,  описания процедуры  поиска контрагента и его контактных лиц и т.п.)  те эпизоды хозяйственной деятельности, которые содержат в себе значительную долю налоговых рисков.

Понимая трудности, которые возникнут у налогоплательщика в процессе сглаживания острых углов нестыковок и противоречий представляемых доказательств, тем не менее, считаем, что выработка позиции ВАС по делу ВАС-505/10 не равнозначна возврату ранее господствовавшего формально-юридического подхода, а лишь серьезное, но преодолимое препятствие на пути представления налогоплательщиком доказательств в свою защиту.

Иными словами, если раньше, чтобы отбить судебную атаку налогового органа, достаточно было парировать удар, особо не задумываясь над арсеналом средств защиты, то сейчас для победы в налоговом споре каждому выпаду ФНС должна быть противопоставлена своя неповторимая контратака.

Обсудить материал с автором…