М. была принята в компанию по срочному трудовому договору (на год) по конкурсу на замещение вакантной должности. Через год она была осведомлена об истечении срока договора и уволена.

М. обратилась в суд (апелляционное определение от 24 марта 2016 г. N 33-10085/2016) с иском о восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда. Она пояснила, что у работодателя не имелось оснований для заключения с ней именно срочного трудового договора. Кроме того, договор расторгнут в период ее временной нетрудоспособности и с нарушением требований части 4 статьи 261, запрещающей увольнение одиноких матерей, воспитывающих ребенка в возрасте до 14 лет.

Суды двух инстанций отказали в удовлетворении требований, указав на абзац 6 части 2 статьи 59 ТК, который предусматривает возможность заключения срочного трудового договора по соглашению сторон. При этом согласно статьи 79 ТК срочный трудовой договор прекращается на дату истечения срока его действия.

Суды установили, что истица подписала срочный трудовой договор без замечаний и возражений, в том числе и в части срока его заключения. Порядок и процедура увольнения со стороны работодателя были соблюдены.

Суды пояснили, что гарантии, установленные частью 4 статьи 261 (беременным женщинам и лицам с семейными обязанностями), в данном случае не применяются, так как увольнение истицы не относится к увольнению по инициативе работодателя. По этому же основанию суды отклонили довод истицы об увольнении в период временной нетрудоспособности.