Между ООО «К» (заимодавец) и ООО «А» (заемщик) заключен договор беспроцентного займа со сроком возврата до конца 2014 года. В 2013 году ООО «А» частично погасило задолженность, перечислив денежные средства на расчетный счет займодавца.

По результатам камеральной проверки ИНФС доначислила ООО «К» налог на прибыль, пени и штраф, установив, что последнее является единственным учредителем заемщика. В связи с неисполнением компанией требования пункта 6 статьи 105.3 НК (о корректировке налоговой базы в сделках между взаимозависимыми лицами, не соответствующих рыночным ценам), инспекцией произведен расчет подлежащего налогообложению дохода в виде процентов по займу.

Компания оспорила решение инспекции в суде (дело № А32-19725/2015), указав, что статья 105.3 НК не применима к спорным правоотношениям, поскольку беспроцентный заем не подпадает под понятие товара, работы или услуги. К тому же, в рассматриваемый период других займов компания не выдавала.

Суды двух инстанций признали законным решение инспекции, пояснив, что она правомерно использовала минимальное значение интервала рыночных цен (процентных ставок) по займам, выданным девятью банками «негосударственным коммерческим организациям», в размере 13,06%.

Кассация (Ф08-2441/2016 от 04.05.2016) отменила решение судов, разъяснив, что положения раздела V.1 НК сузили круг контролирующих органов, наделенных полномочиями по контролю цен, применяемых в сделках между взаимозависимыми лицами на соответствие цен рыночным, предоставив такие полномочия исключительно ФНС. В силу прямого запрета, установленного в абзаце 3 пункта 1 статьи 105.17 НК, контроль соответствия цен, примененных в контролируемых сделках, не может быть предметом выездных и камеральных проверок. Таким образом, в данном деле инспекция вышла за пределы представленных ей полномочий.

Напомним, что аналогичный вывод недавно сделал ВС.