Директор контрагента в розыске из-за драки – это не повлияло на оценку реальности сделки

Суровые челябинские налоговики копнули глубже, чем обычно, однако в конечном итоге это не помогло бюджету сэкономить на НДС. В пользу налогоплательщика сыграл в том числе нотариально заверенный протокол осмотра интернет-сайта контрагента.

По результатам выездной налоговой проверки инспекция (в Челябинской области) доначислила компании НДС, пени и штраф по операциям с одним из контрагентов, которого налоговики отнесли к категории проблемных. Документооборот по сделке ИФНС сочла формальным.

По месту регистрации спорный контрагент отсутствовал. Опрос его руководителя инспекция провести не смогла, так как с места прописки он выбыл и находится в федеральном розыске по статье 116 УК "Побои" (из-за драки). Со слов сына, он являться директором и вести предпринимательскую деятельность не способен, нигде не работает. 

Тем не менее, суды трех инстанций (дело № А76-19743/2013) сочли, что реальность хозяйственных операций со спорным контагентом подтверждена, при его выборе налогоплательщик проявил должную степень осмотрительности: перед заключением договора компания запросила регистрационные документы поставщика, которые затем были представлены ИФНС в ходе проверки, в том числе, и нотариально заверенный протокол осмотра доказательств - интернет-сайта контрагента.

Суды пришли к выводу, что выполнение условий договора перевозки грузов подтверждается ТТН, заявками на перевозку груза, заполненными надлежащим образом; кроме того, счета-фактуры соответствуют положениям ст. 169 НК; оплата услуг происходила путем безналичных перечислений на счет спорного контрагента; этот поставщик фактически вел посредническую деятельность с привлечением сторонних организаций и ИП.

К тому же, проведенная экспертиза подписей руководителя контрагента не смогла однозначно ответить на вопрос выполнены ли подписи его руководителем или иным лицом.

В этот раз истцу повезло, однако ранее мы сообщали о спорах, в которых некоторые сведения о личности директора контрагента становились одним из принятых судами аргументов в пользу фиктивности сделок. Это антисоциальный образ жизни директора контрагента, его нахождение на учете психиатра, алкоголизм, причастность к наркобизнесу. Вместе с тем, бродяжничество руководящего лица контрагента, по мнению одного из кассационных судов, не повлияло на оценку реальности сделки.