Бизнес раскритиковал ряд инициатив Минфина, ужесточающих подходы к нерыночным сделкам, в том числе с зарубежными компаниями, стало известно Forbes. По мнению Торгово-промышленной палаты, изменения законодательства ухудшат и «без того тяжелое положение налогоплательщиков».

Двойной налог за нерыночные сделки

Планы Минфина приравнять завышение цен в сделках между российскими компаниями и связанными с ними зарубежными структурами к дивидендам, обложив 15%-ным налогом, навредят бизнесу. Такой отзыв на инициативу Минфина направила Торгово-промышленная палата (ТПП). Копия документа есть у Forbes. Представитель Минфина подтвердил, что замечания поступили на рассмотрение. 

Минфин намерен ужесточить ответственность за манипулирование ценами в сделках между взаимозависимыми российскими и иностранными компаниями. Инициатива вошла в законопроект о поправках в Налоговый кодекс. Если налоговая обнаружит, что российская компания перевела иностранной стоимость поставленных товаров или услуг по необоснованно завышенной цене, выгода зарубежной компании будет приравнена к выплате дивидендов и обложена налогом в 15%. Ранее на инициативу Минфина обращал внимание «Коммерсантъ». Завышение цен позволяет бизнесу выводить капитал за рубеж и снижать налог на прибыль в России, объясняли опрошенные изданием эксперты. 

«Данная инициатива не только не поддерживает российский бизнес в условиях санкционной политики и демпинговых цен со стороны иностранных контрагентов, но и усугубляет и без того тяжелое положение налогоплательщиков», — написала ТПП в замечаниях к законопроекту. Такой подход будет фактически означать «двойное налогообложение одной и той же суммы», считает ТПП. Дело в том, что российская компания при покупке товаров и услуг по завышенной цене у связанной с ней иностранной структуры уменьшает свою прибыль, если обнаружит это при проверке, то доначислит налог на прибыль. Минфин же предлагает облагать налогом и ту сумму выгоды, которую получила иностранная компания в такой сделке.

Кроме того, ужесточение ответственности не затронет аналогичные нарушения в сделках между российскими компаниями, указывают в бизнес-объединении. «Налогообложение должно быть основано на конституционном принципе равенства, который исключает придание налогам и сборам дискриминационного характера и возможность их различного применения», — написала ТПП в Минфин. Бизнес-объединение также опасается, что налоговые органы будут формально подходить к проверкам ценообразования «из принципа увеличения налогооблагаемой базы» без доказательств. Ведь общемировые ценовые агентства ограничили России доступ к данным.

Фактически поправки Минфина формализуют подход, который уже применялся ФНС, — комплексные налоговые санкции при несоответствии цены рыночному уровню, отмечает партнер Б1 Василий Анищенко. Эти санкции состоят в доначислениях налога на несоответствующую рынку величину и корректировках налоговой базы по налогу на прибыль.

Беспокойство бизнеса вызывает не только сам риск дополнительного налога, но и то, кто будет определять нерыночность сделки. Минфин предлагает привлекать к проверке цен в сделках между взаимозависимыми лицами территориальные налоговые органы (сейчас этим занимается только центральный аппарат ФНС). ТПП выступила против, указав, что у налоговиков на местах недостаточно компетенций. Это приведет к необоснованным доначислениям, а на бизнес ляжет лишняя нагрузка по оспариванию претензий, полагает бизнес-объединение. Впрочем, предложенные Минфином изменения лишь закрепляют сложившуюся практику, считает Анищенко из Б1. По его словам, территориальные налоговые органы прямо или косвенно неформально привлекаются к проверке рыночного уровня цен, обеспечивая сбор первичной информации для предпроверочного анализа. 

Досудебных списаний станет больше

Сейчас налоговая не вправе без суда списать доначисления по результатам проверок рыночности цены в сделках между взаимозависимыми лицами — трансфертного ценообразования (ТЦО). В том же законопроекте Минфин предлагает разрешить налоговой списывать такие доначисления, не дожидаясь решения суда. Это ухудшит положение налогоплательщиков, говорит Forbes президент ТПП Сергей Катырин. Действующее законодательство допускает взыскания только по решению суда, где бизнес может как уменьшить, так и отменить налог к уплате. ТПП предложил отказаться от этой нормы.

После того как Минфин вдвое расширил черный список офшоров, количество контролируемых сделок существенно выросло, рассказал Forbes партнер юридической компании МЭФ Legal Александр Ерасов. Но на практике именно ТЦО-проверок, которые проводятся в специальном порядке, не так уж и много. «При этом налоговики довольно часто проверяют цены в сделках во время обычных выездных проверок — в рамках оценки получения необоснованной налоговой выгоды», — рассказал Ерасов.

Исключение о списании только после рассмотрения в суде уже сейчас не работает во многих случаях. В большинстве налоговых споров действует принцип «сначала платишь, потом судишься», отмечает Ерасов. «После вступления решения по итогам проверки в силу налогоплательщику выставляют требование об уплате налоговых доначислений. Если он не исполнит его в срок, деньги спишут с электронного кошелька — Единого налогового счета (ЕНС). Если суммы на ЕНС недостаточно, налоговая спишет деньги со счета в банке, а в случае их нехватки может заблокировать операции по счетам. Если налогоплательщик успешно оспорит доначисления в суде, налоговая обязана вернуть деньги с процентами», — объяснил адвокат. 

При этом у налогоплательщиков есть право попросить суд заморозить списания —  принять обеспечительные меры. «Но суды не часто соглашаются сделать это, — отмечает Ерасов. — Также не стоит забывать, что если доначисления выше 15 млн рублей, то налоговики передадут материалы в Следственный комитет для решения вопроса о возбуждении уголовного дела».

Виды сомнительных долгов предложили расширить

ТПП также попросила Минфин разрешить бизнесу включать штрафы, пени и другие санкции за нарушение обязательств контрагентами в резерв по сомнительным долгам. Этот резерв позволяет компаниям заранее уменьшить базу по налогу на прибыль на просроченную дебиторскую задолженность, не дожидаясь, когда долг будет признан безнадежным после истечения срока исковой давности (обычно три года) или ликвидации должника. Как только просрочка превысила 45 дней, компания вправе вычесть из прибыли 50% задолженности, если 90 дней — всю сумму, пояснил ведущий юрист петербургской налоговой практики «Пепеляев Групп» Рустам Галияметов. Если потом контрагент выплатит компании задолженность, нужно будет заплатить с нее налог.

Мера позволит «восстановить баланс экономических интересов», считает Катырин. Запрет включать штрафные санкции в резерв по сомнительным долгам действительно экономически несправедлив, считает Галияхметов. Из-за этого суммы штрафов, которые компания в реальности не получила, облагаются налогом. «Фактически налогообложению подлежит бумажная прибыль», — написала ТПП в Минфин.

Идея особенно актуальна в «сложившихся геополитических условиях», подчеркивает ТПП. Многие российские компании подают в суд на иностранных контрагентов из-за нарушения обязательств, рассказал Катырин. Но вероятность взыскания денег, по его словам, крайне мала.