В этом году в России началась самая масштабная налоговая реформа последнего времени: изменился сам принцип учёта платежей в бюджет. "ДП" спросил налоговиков и экспертов налогового консалтинга, какие последствия этих изменений бизнес уже почувствовал на себе, и какие ему ещё предстоит "отведать".

2023 год стал рекордным по количеству и качеству изменений в налоговом законодательство России, говорят эксперты. "Эти изменения, к сожалению или к счастью, разводят налоговый и бухгалтерский учёт в разные стороны, — комментирует реформу ведущий аудитор "Института проблем предпринимательства" Елена Купцова. — Как мы ни пытались 20 лет сблизить эти два типа учёта, теперь мы понимаем, что новый тренд эпохи — это два разных учёта. Вишенкой же на торте изменений налогового законодательства стало объединение внебюджетных фондов — пенсионного и социального страхования — которые стали Единым социальным фондом РФ".

Новый сленг

"Начинаем привыкать к новому сленгу, — поясняет заместитель руководителя УФНС России по Санкт-Петербургу Светлана Лебедева. — У нас больше нет недоимок и задолженностей, есть сальдо. Оно может быть нулевое, положительное или отрицательное".

Самое важное изменение, на взгляд Елены Купцовой, это введение единых сроков представления отчётности и единых сроков уплаты налогов: теперь бизнес должен отчитываться не позднее 25 числа и уплачивать налоги не позднее 28 числа каждого месяца.

"Как бы бизнес ни сопротивлялся всему новому, что приходит в жизнь, я считаю, что эти изменения являются положительными, — полагает эксперт. — Единый налоговый платёж и единый налоговый счет — это упрощение работы и для малого бизнеса, и для среднего, и для крупного. Потому как это облегчит учёт в целом для налогоплательщиков, и конечно, налоговое администрирование".

Появились и локальные изменения в отношении каждого из основных налогов. Так, от НДС теперь предусмотрено освобождение при безвозмездной передаче денег или имущества мобилизованным гражданам. Появился новый порядок возмещения НДС: ввиду того, что все налоговые обязательства теперь формируются на едином налоговом счёте, заявить к возврату на расчётный счёт, или к зачёту в счёт будущих платежей налогоплательщик может только ту сумму, которая сформирует положительное сальдо.

Изменился перечень отчетности работодателя по НДФЛ: теперь помимо персональных данных физлиц в ней указывается и ежемесячный доход. "Эта форма вызвала больше вопросов, чем ответов, потому что в компаниях много споров — кто должен заполнять её, бухгалтерия или кадры? — комментирует нововведение Елена Купцова. — С течением времени всё, конечно, устаканится, и мы привыкнем".

По налогу на прибыль тоже были нововведения. Например, учёт лизингового имущества с нового года ведётся только на балансе лизингодателя, что даёт только ему право амортизировать это имущество. Страховые взносы, которые теперь целиком платятся в Единый социальный фонд, теперь составляют 30% и для штатных сотрудников, и для физических лиц, привлекаемых по договорам ГПХ. Однако после достижения предельной величины базы, которая в этом году составляет 1,917 млн рублей, применяется льготная ставка 15,1%. При этом субъекты малого и среднего предпринимательства будут платить взносы по общему тарифу только в пределах МРОТ: часть зарплаты, превышающая МРОТ, облагается по льготному тарифу.

Упростилась отчётность по налогу на имущество: теперь не надо декларировать объекты, которые облагаются по кадастровой стоимости. ФНС сама теперь будет рассчитывать его и уведомлять об этом налогоплательщиков — как это давно действует с транспортным и земельным налогами. "На мой взгляд, это основное, что надо сейчас понять, принять и простить. У нас есть несколько лет, чтобы перестроиться — в будущем ФНС самостоятельно будет исчислять если не всё, то большую часть налоговых обязательств, а налогоплательщику необходимо будет обеспечить положительное сальдо на ЕНС, но это то, что войдёт в нашу жизнь плотно и навсегда", — резюмирует Елена Купцова.

Реконструкция в деле

Одна из самых болезненных и обширных тем последнего времени, вокруг которой ломается множество юридических копий, — это так называемая налоговая реконструкция. Её суть в том, что налогоплательщик, используя разные схемы для уменьшения своего налогового бремени, всё-таки что-то отчисляет в бюджет. Например, при дроблении крупного бизнеса (когда из одной компании создаются несколько ООО и ИП, которые вместо НДС и налога на прибыль платят УСН) элементы схемы дробления (те самые ООО и ИП) пусть 6%, но всё-таки с доходов платят. И сегодня судебная практика исходит из того, что эти реальные платежи следует учитывать при расчёте недоимки, которую налоговый орган доначисляет той компании, которую он идентифицирует как выгодоприобретателя от применения схемы, то есть уменьшать на них сумму налоговых доначислений.

На основании судебной практики, складывающейся после введения в 2017 году статьи 54.1 НК РФ, о применении налоговой реконструкции заговорила сама ФНС в своём письме в марте 2021 года, отмечает партнёр бюро юридических стратегий Legal to Business Дарья Филина. В своем письме фискальная служба подтвердила, что для установления действительного налогового обязательства налоговые органы должны исходить из реального экономического смысла сделки. В 2022 году ФНС также выпустила несколько писем, посвящённых вопросам налоговой реконструкции, обобщающих судебную практику по данному вопросу.

По словам Дарьи Филиной, в налоговой реконструкции главное — доказать реальность сделки, реальность контрагента, свою добросовестность и должную осмотрительность. "Если не можем доказать должную осмотрительность и добросовестность — к примеру, мы и в самом деле были организатором схемы дробления бизнеса — не закрыта возможность минимизации доначислений, в том числе в судебном порядке. Налоговая реконструкция возможна не только на стадии проверки ФНС: часто её применял непосредственно суд, причём, не всегда соглашаясь с теми расчётами, которые приводил налоговый орган", — поясняет эксперт.

Так, например, в одном налоговом споре налогоплательщику удалось доказать реальность контрагента, хотя тот и был с указанным контрагентом взаимозависимым лицом. Плательщик в суде доказал, что его контрагент действительно оказал ему услуги, понёс затраты на оказание этих услуг, на этом основании суд пришёл к выводу, что соответствующие расходы не могут быть признаны необоснованными, они должны быть учтены при налоговой реконструкции. При этом контрагент находился на УСН, в то время как общепринятая практика общения с ФНС подтверждает, что взаимозависимым лицам на УСН при выявлении признаков дробления практически невозможно доказать реальность исполнения обязательств. В этом кейсе — удалось.

В другом деле доказать реальность операций не получилось: "В данном кейсе присутствовали все классические признаки дробления бизнеса при отсутствии доказательств реальности операций между компаниями и экономической целесообразности дробления, в том числе общая бухгалтерия, общий персонал и офис, то есть фактически компании представляли собой единый хозяйствующий субъект. Естественно, в данном случае взаимозависимость привела к тому, что были проведены доначисления, и суд в полном объёме поддержал налоговую инспекцию", — комментирует Дарья Филина.

Также Филина отметила постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа, в котором инспекция не смогла доказать, кто является реальным исполнителем спорной сделки: "В данном деле инспекции не удалось доказать в суде, что какое-либо иное лицо, кроме тех, чья первичка была представлена в дело, фактически проводило работы. И поэтому налогоплательщик в итоге смог применить налоговую реконструкцию, суд признал, что в такой ситуации полное исключение налоговым органом фактически понесённых затрат из налогооблагаемой базы по налогу на прибыль неправомерно".

Интересного решения добилась компания "Дары Артемиды": её контрагента, ООО "ТЭК", налоговый орган признал технической фирмой, в том числе потому что операции с ней проводились с одного IP-адреса, отсутствовали работники, компания фактически вела посредническую деятельность и в дальнейшем была ликвидирована. Суд на это возразил, что IP — это узел, а устанавливать, что они работали с одного компьютера, надо было по mac-адресу. Посредническая компания может не иметь внутреннего персонала, однако это, как и факт последующей ликвидации компании, не является однозначным доказательством отсутствия фактических отношений (не доказывает нереальность экономической сделки).

Интерес вызвал и спор компании "Интергрита". Фирма не согласилась с расчётом налогового органа по реконструкции и предоставила суду альтернативную методику расчёта. И суд её поддержал, в итоге существенно уменьшив размер доначисления.

Выгодно, но незаконно

Массовый исход иностранных компаний из России заставил налоговые органы внимательнее присмотреться к денежным операциям, которые проводятся внутри международных корпораций и их российских "дочек". Обоснованность каждой сделки оценивается самым пристальным образом, чтобы не допустить получения их сторонами необоснованной налоговой выгоды.

"Главный вопрос, который задаёт налоговая к сторонам каждой внутригрупповой операции, будь то дочерние структуры международных холдингов или структурные подразделения одной фирмы, "зачем?", — рассуждает управляющий юрист налоговой практики юридической фирмы Capital Legal Services Екатерина Смоловая. — Прежде чем заключать ту или иную сделку внутри группы компаний, мы и сами должны ответить себе на этот вопрос, поскольку для целей налогового законодательства расходы должны отвечать критериям реальности, экономической обоснованности и документальной подтверждённости. Ведь налоговая проверка обычно приходит не тогда, когда у нас есть конкретный внутригрупповой договор на конкретную услугу, а когда это сервисный договор, в который включены и финансовые услуги, и IT, и всё подряд. Конечно, мы привыкли полагаться на опыт наших иностранных коллег, но тем не менее, этот опыт не всегда полезен. И, если мы не сможем обосновать хотя бы один из пунктов этого перечня услуг в договоре, у нас под сомнение попадает весь перечень".

Кроме вопроса "зачем?", говорит Екатерина Смоловая, важен ещё один — "сколько это стоит?" На налоговом сленге это называется трансфертным ценообразованием: инспектору нужно обосновать, что определённая сторонами цена соответствует рыночному уровню, в частности, почему за такую-то услугу внутри группы была установлена такая-то цена, а не выше и не ниже. "Мы должны объяснить не глобально, не исходя из неких "ключей распределения внутри группы", а четко: что эти услуги мы оцениваем во столько-то". Оценивать услуги, по словам эксперта, следует со ссылкой на реальные цены на рынке независимых услуг, поскольку есть позиция ФНС, что услуги, которыми мы не воспользовались бы, если бы их оказывало неаффилированное с нами лицо, носят "акционерный характер".

А это такой характер, которого внутригрупповым услугам лучше всячески избегать. Потому что на практике это значит, что по мнению налоговых органов услуги не соответствуют критерию реальности. Причём, критерии, по которым ФНС определяет их реальность, могут не совпадать с мнением налогоплательщиков. "Как вариант, услуга нужна группе в целом, а не той компании, которая её заказала. То есть, если дочерняя организация закажет услугу по продвижению общегруппового бренда, это вызовет вопросы, — поясняет эксперт. — Экономический результат от оказания услуги должен прослеживаться именно у той компании, которая выступала заказчиком".

В любой день, в любой час

Обилие новшеств законодательства и судебной практики многих налогоплательщиков ставит в тупик. Поэтому представители УФНС по Петербургу призывают не стесняться и приходить в инспекции за разъяснениями.

"Я курирую направление Единого налогового счёта, у нас на сленге моя должность звучит "зампоенс" — зам по ЕНС, — говорит заместитель руководителя УФНС по Петербургу Светлана Лебедева. — Сегодня это очень злободневная тема, и мы всегда готовы обсуждать её с бизнесом. И руководитель управления, и я — мы принимаем в любой день недели, все пять дней в любое время. Я даже не знаю, когда у меня официальный приёмный день, потому что фактически они все приёмные".

По её словам, налоговый орган признаёт, что в начале года система ЕНС дала сбой: выгруженные данные по налоговому сальдо оказались некорректными, что вызвало шквал справедливых жалоб, и доступ к ЕНС был закрыт для исправления.

"Единственный способ сейчас посмотреть, что у вас творится с вашим ЕНС — это прийти на индивидуальную сверку. В каждой налоговой инспекции есть поручения, и все они проводят индивидуальные сверки. Как на них попасть? Можно позвонить любому своему инспектору в свой налоговый орган и сказать "я хочу прийти на сверку". Вас тут же запишут, вы придёте, и вам глаза в глаза покажут, как выглядит ваше состояние у нас, какие приходили поступления, какие вы показывали начисления", — резюмирует замруководителя УФНС.