Источник: PROбанкротство

Заявители полагают, что они вправе участвовать в рассмотрении ранее завершенного налогового спора для защиты своих прав и интересов.

ФНС доначислила и взыскала в суде с ООО «Северспецстрой» налоги, пени и штрафы. Однако впоследствии в рамках процедуры банкротства ООО «Северспецстрой» конкурсный управляющий подал заявление о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности. КДЛ, желая защититься от возможной субсидиарной ответственности, обратились в окружной суд с кассационными жалобами на постановление апелляционного суда, вынесенное по спору ФНС и ООО «Северспецстрой». Но окружной суд возвратил кассационные жалобы. Тогда КДЛ пожаловались в Верховный суд, который решил рассмотреть этот спор (дело А59-6596/2019).

Фабула

По результатам налоговой проверки ФНС доначислила ООО «Северспецстрой» налог на прибыль, НДС, штрафы и пени. Основанием для доначислений стал вывод инспекции об умышленном искажении налогоплательщиком сведений о фактах хозяйственной деятельности путем неправомерного применения вычетов по НДС по сделкам с взаимозависимыми лицами и создания формального документооборота, в результате которого были искусственно завышены расходы для уменьшения налоговых обязательств.

После рассмотрения спора между налогоплательщиком и инспекцией в судах трех инстанций размер доначислений был частично снижен. Жалоба ООО «Северспецстрой» в Верховный суд была отклонена.

При этом в дальнейшем суд признал ООО «Северспецстрой» банкротом. В рамках банкротства конкурсный управляющий потребовал привлечь к субсидиарной ответственности нескольких контролирующих должника лиц. Двое из них — Денис Молодцов и Андрей Глотко — обратились в окружной суд с кассационными жалобами на постановление апелляционного суда, вынесенное по спору ФНС и ООО «Северспецстрой». Но окружной суд возвратил кассационные жалобы.

Тогда Молодцов и Глотко пожаловались в Верховный суд, который решил рассмотреть этот спор.

Что думают заявители

При принятии в рамках дела о банкротстве определения о включении требований налогового органа в третью очередь реестра кредиторов, суд указал на преюдициальное значение выводов, изложенных в судебных актах по налоговому спору, в том числе в части обоснованности доначисления недоимки по налогам.

Решение суда по настоящему делу напрямую влечет для них материальные и юридические последствия, поскольку в силу положений действующего законодательства установлена взаимосвязь между действиями конкретного физического лица, который является единоличным исполнительным органом либо лицом, имеющим фактическую возможность определять действия юрлица (участник, учредитель), и действиями налогоплательщика-организации, как в гражданских, так и налоговых правоотношениях.

Молодцов и Глотко полагают, что они вправе участвовать в рассмотрении настоящего дела для защиты своих прав и интересов. Возвращая кассационные жалобы без рассмотрения по существу, суд округа лишил их возможности заявить свои возражения относительно правовой оценки, данной налоговым органом в ходе проведенной налоговой проверки, и представить пояснения по фактам вменяемых налоговых правонарушений.

Что решил Верховный суд

Судья ВС М.К. Антонова сочла доводы жалобы заслуживающими внимания и передала спор в Экономколлегию.

Почему это важно

По словам адвоката, руководителя судебной практики INTANA Legal, к.ю.н. Александра Шугаева, очевидно, что практика доначислений налогов за прошлые периоды со стороны налогового органа в последние годы привела к тому, что большое количество КДЛ, часть из которых были директорами задолго до вынесения решения налогового органа, были привлечены к субсидиарной ответственности. 

Дополнительной проблемой для КДЛ в связи с решениями налогового органа о доначислении налогов нередко становилось то, что в деле о привлечении к субсидиарной ответственности появлялась новая, более ранняя точка объективного банкротства (неплатежеспособности или недостаточности имущества), что приводило к расширению круга КДЛ. При этом у таких КДЛ отсутствовало право на оспаривание решения налогового органа в силу различных причин, в частности, истечения срока на оспаривание, отсутствия документов и т. п. Предполагаю, что в связи с существующей проблемой, в настоящее время имеется запрос от юридического и бизнес-сообществ на соблюдение базовых принципов правосудия, таких как состязательность и презумпция добросовестности. В этой связи Верховный суд уже признавал за КДЛ право обжаловать судебные акты по делам об оспаривании доначислений, произведенных по итогам проведенных в отношении должника налоговых проверок (Определение СКЭС от 06.03.2023 № 310-ЭС19-28370, см. статью ВС разрешил опасающемуся субсидиарки КДЛ оспаривать итоги завершенного налогового спора), а также участвовать в таких делах третьим лицом, если их рассмотрении еще не было завершено (Определение СКЭС от 06.03.2023 № 303-ЭС22-22958, см. статью ВС позволил КДЛ участвовать в споре с ФНС вне рамок дела о банкротстве налогоплательщика). Думаю, что в русле данной судебной практики Верховный суд и в этом случае встанет на защиту интересов КДЛ.

Управляющий партнер адвокатского бюро «Юг» Юрий Пустовит считает, что ВС РФ должен в жалобах отказать.

Заявители полагают, что судебные акты по налоговому спору имеют преюдициальное значение в деле о банкротстве. Это не так. Заявители не участвовали в налоговом споре, как следствие выводы судов по налоговому спору на заявителей не распространяются. Более того, заявителям даже нет необходимости обжаловать определение суда о включении требований ИФНС в реестр кредиторов, так как содержащийся в этом определении вывод о преюдиции является выводом о праве и преюдициальный характер не носит. Таким образом, в деле о субсидиарной ответственности факт налоговой задолженности конкурсный управляющий должен доказывать на общих основаниях без ссылок на преюдицию.

Управляющий партнер Savina Legal Ольга Савина считает, что передача указанных жалоб для рассмотрения в Экономколлегию, возможно, зафиксирует не совсем устоявшийся было подход судов по этому вопросу.

Ранее ВС уже высказывал позицию относительно наделения прав субсидиарных ответчиков. Так, в деле № 310-ЭС19-28370 судебная коллегия определением определила необходимость защиты прав субсидиарных ответчиков, поскольку при привлечении к субсидиарной ответственности контролирующего должника лица потенциальный размер его ответственности перед кредиторами будет определяться, в том числе, оспариваемыми решениями налогового органа. ВС в определении указал следующее: «При недостатке у должника средств для покрытия долгов, что является характерной ситуацией для процедуры банкротства, негативные последствия нередко несут контролировавшие должника лица, привлеченные к субсидиарной ответственности». Наличие нормативного регулирования, позволяющего привлечь контролировавших должника лиц к субсидиарной ответственности в рамках дела о банкротстве, свидетельствует о необходимости обеспечения этих лиц и надлежащими средствами судебной защиты, включая возможность обжаловать судебное решение, принятое в рамках того же дела о банкротстве по результатам рассмотрения заявления кредитора о включении его требований в реестр требований кредиторов, в части определения размера данных требований за период, когда субсидиарный ответчик являлся контролирующим лицом по отношению к должнику.

По словам Ольги Савиной, постановлением Конституционного суда от 16.11.2021 № 49-П была сформулирована правовая позиция о недопустимости ограничения права лица, в отношении которого возбуждено производство о субсидиарной ответственности в деле о банкротстве, обжаловать судебные акты, принятые в рамках указанного дела о банкротстве без участия этого лица, в том числе в споре об установлении требований кредиторов к должнику.

«Таким образом, контролирующему лицу, в отношении которого в рамках дела о банкротстве рассматривается вопрос о его привлечении к субсидиарной ответственности, должно быть обеспечено право на судебную защиту посредством рассмотрения компетентным судом его возражений относительно обоснованности требования кредитора, в том числе требования уполномоченного (налогового) органа, основанного на результатах проведенных в отношении должника мероприятиях налогового контроля. Участие контролирующего должника лица в деле об оспаривании решения налогового органа в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, не лишает его права и на обжалование принятых по делу судебных актов», – отметила она.

Ведущий юрист юридической фирмы «Гуричев, Малинин и партнеры» Татьяна Макаренко отметила, что Верховный суд РФ последовательно расширяет гарантии на судебную защиту КДЛ, отраженные в постановлении Конституционного суда РФ от 16.11.2021 № 49-П. 

Позиция не является новой, ранее Верховный суд РФ уже исправлял такую ошибку нижестоящих судов в деле Сергея Плаксина (Определение № 310-ЭС19-28370 от 06.03.2023 года). Верховный суд РФ отметил, что само по себе право КДЛ обжаловать судебный акт о включении требований в реестр не может рассматриваться как достаточно эффективное средство защиты законных интересов КДЛ. Связано это с тем, что состав и размер требований кредитора устанавливаются вне рамок дела о банкротстве (п. 10 ст. 16 закона о банкротстве), следовательно, КДЛ должен иметь возможность возражать и против судебных актов, принятых вне рамок дела о банкротстве, но затрагивающих его права. Представляется, что и в данном деле Верховный суд РФ укажет на ошибочность выводов судов.

По словам адвоката, председателя коллегии адвокатов «Адвокат Премиум» Тимура Чанышева, исходя из постановления Конституционного суда от 16.11.2021 № 49-П велика вероятность того, что ВС удовлетворит кассационные жалобы Молодцова и Глотко.

Конституционный суд в вышеуказанном постановлении сделал вывод о необходимости обеспечить лицу, привлекаемому к субсидиарной ответственности, право обжаловать принятый без его участия судебный акт (о признании обоснованными требований кредиторов должника и о включении их в реестр требований кредиторов за период, когда указанное лицо являлось контролирующим по отношению к должнику). Также КС в постановлении неоднократно и различными тезисами указал на существование масштабной проблемы, суть которой сводится к тому, что на данный момент на законодательном уровне нет нормативных условий, которые бы обеспечивали для лиц, привлекаемых к субсидиарной ответственности, беспрепятственный доступ к правосудию для защиты их интересов по всем вопросам, которые могли бы повлиять на привлечение их к ответственности (нет надлежащих средств судебной защиты для лиц, привлекаемых к субсидиарной ответственности). Можно предположить, что правоприменительная практика, при наличии соответствующих инициатив, имеет в настоящее время все основания для того, чтобы пойти навстречу контролирующим должностным лицам, привлекаемым к субсидиарной ответственности при разрешении спорных вопросов, связанных с пересмотром требований, основанных на решениях налоговых органов и подтвержденных судебными актами.

Тимур Чанышев, адвокат, председатель Коллегия адвокатов «Адвокат Премиум» (ADVOCATE PREMIUM)

Старший юрист Orlova/Ermilenko Ирина Федоскина отметила, что решения по налоговым проверкам ложатся в основу не только привлечения к субсидиарной ответственности, но и уголовных дел. 

При этом материалы проверок далеко не всегда содержат реальные доказательства вины упомянутых в них лиц. Еще реже решения содержат доказательства получения денег, которые потом могут быть взысканы. Новые руководители, действующие в период налогового спора, могут быть не заинтересованы в обжаловании доводов против старого состава. В ряде случаев решения вовсе не оспаривают. Пока суды не видят необходимости допускать таких лиц в споры. Если СКЭС ВС РФ поддержит позитивный вывод определения от 14.07.2023 № 303-ЭС21-21101 о праве защищать бывшими должностными лицами и учредителями свои права в налоговых спорах, это поможет избежать добросовестным лицам губительного уголовного преследования и фатальных финансовых взысканий.

Адвокат Ольга Елагина отметила, что по делам об оспаривании решений налогового органа заявителем выступает юридическое лицо, которое не согласно с решением налогового органа. 

Принимаемый по итогам такого дела судебный акт содержит указание на обоснованность или необоснованность конкретных сумм доначислений. Когда суд делает вывод об обоснованности доначисления сумм налога налогоплательщику-юридическому лицу за какой-либо период, он не привлекает к участию в деле в качестве самостоятельных участников процесса лиц, которые осуществляли руководство организацией в периоды, за которые произведено доначисление. Бывшие директора, а также участники юридического лица и иные контролировавшие деятельность компании лица, как правило, не отслеживают дальнейшую судьбу организации и судебные процессы, в которых участвует компания. На практике получается ситуация, когда суд признает доначисления в той или иной сумме обоснованными и налоговый орган далее обращается в арбитражный суд с заявлением о признании компании-должника банкротом, основываясь на вступившем в законную силу судебном акте о признании недоимки законной.

В свою очередь, по словам Ольги Елагиной, в таком судебном акте указаны периоды, в которые возникла недоимка, и налоговый орган и арбитражный управляющий в ходе обособленного спора о привлечении к субсидиарной ответственности КДЛ по долгам банкрота в рамках дела о банкротстве ссылаются на данное решение как на судебный акт, имеющий преюдициальное значение для рассмотрения заявления о привлечении к субсидиарной ответственности лиц, руководивших компанией-должником в периоды возникновения недоимки. 

«То есть, это означает, что дополнительно вина директора или бывшего директора не подлежит доказыванию в споре о привлечении его к субсидиарной ответственности. Однако эти лица не привлекались к участию в деле об оспаривании решения налогового органа и не давали свои пояснения касательно причин возникновения недоимки, а материальные последствия для этих лиц колоссальные. Исходя из процессуального законодательства, если лицо не было привлечено к участию в деле, судебный акт, принятый по данному делу, не должен иметь преюдициальное значение для другого дела, где данное лицо уже участвует, тем более, в качестве ответчика. По моему мнению, ВС РФ должен как раз устранить это противоречие и, как минимум, указать либо на необходимость привлечения контролировавших компанию лиц к участию в споре об оспаривании решения налогового органа, либо указать на то, что вне зависимости от того, что судом недоимка признана законной, в дальнейшем в ходе банкротного дела должны отдельно исследоваться все обстоятельства, связанные с наличием или отсутствием оснований для привлечения тех или иных лиц к субсидиарной ответственности в связи с возникновением недоимки», – отметила она.

Адвокат адвокатского бюро ЕМПП Леонид Мисник отметил, что в рассматриваемом деле затрагивается важный вопрос о наделении КДЛ, привлекаемых к субсидиарной ответственности, правом на оспаривание в порядке ст. 42 АПК РФ и п. 4 ст. 34 закона о банкротстве ранее принятых судебных актов, влияющих на объем требований к КДЛ.

Актуальность темы подтверждается также тем, что на рассмотрении ВС РФ находится аналогичный спор, однако имеющий место в рамках дела о банкротстве (см. определение ВС РФ от 16.06.2023 № 306-ЭС22-15337 (2), см. статью ВС рассмотрит спор о пределах реализации КДЛ права на возражения по требованиям кредиторов). В этом споре суд округа, восстанавливая срок на подачу кассационной жалобы лица, привлекаемого к субсидиарной ответственности, сослался на постановление КС РФ от 16.11.2021 № 49-П. КС РФ признал не соответствующими Конституции РФ ст. 42 АПК РФ и ст. 34 закона о банкротстве в той мере, в какой они, согласно сложившейся судебной практике, не позволяют лицу, привлеченному к субсидиарной ответственности, обжаловать судебные акты, принятые без его участия, о признании обоснованными требований кредиторов и о включении их в реестр. Принятие данного постановления и повлекло за собой внесение в закон о банкротстве п. 4 ст. 34.

По словам Леонида Мисника, в рассмотренной КС РФ ситуации речь, как видно, шла о судебных актах, принятых в рамках дела о банкротстве.

«В то же время пока неясно, располагает ли КДЛ, привлекаемое к субсидиарной ответственности, таким правом в отношении актов, принятых вне рамок дела о банкротстве, если они влияют на размер реестра требований кредиторов. Судебная практика по этому вопросу пока не сформирована. Представляется закономерным, если ВС РФ при рассмотрении настоящего дела останется в рамках подхода, сформированного КС РФ, и наделит привлекаемых к субсидиарной ответственности лиц таким правом. Однако целесообразно будет при этом обозначить ориентиры и пределы для применения нижестоящими судами положений п. 4 ст. 34 закона о банкротстве, чтобы реализация КДЛ своих прав не принимала форму злоупотребления», – отметил он.