Автор: Серова А. И., эксперт информационно-справочной системы «Аюдар Инфо»

Как видно из Постановления АС УО от 15.02.2023 № Ф09-10338/22 по делу № А50-1415/2022, инспекция отказала стройфирме в вычете НДС, сославшись на формальный документооборот и нереальность взаимоотношений с продавцом стройматериалов. В подтверждение своих выводов налоговики ссылались на исключение спорного поставщика из ЕГРЮЛ, на низкую температуру воздуха в период выполнения работ и даже на показания дорожных камер.

Однако судьи встали на сторону организации, отметив: проверяющие не доказали неиспользование налогоплательщиком (или утилизацию ввиду порчи) приобретенной у контрагента краски для выполнения ремонтных работ. Также арбитры не согласились, что организация не проявила должной осмотрительности при выборе контрагента.

Рассмотрим подробности этого налогового спора.

Краска не приобреталась и не использовалась

В проверяемом периоде налогоплательщик заключил договор поставки на следующих условиях:

  • самовывоз товара со склада поставщика;

  • все расходы на доставку товара производятся за счет покупателя;

  • поставщик в письменном виде информирует покупателя о приходе товара на склад;

  • поставщик одновременно с передачей товара обязуется предоставить относящиеся к нему документы, в том числе сертификат качества;

  • документами, подтверждающими выполнение обязательств поставщика, являются товарная накладная, счет-фактура.

В тексте договора поставки и спецификациях к нему не было указано место выборки товара.

С учетом названных условий договора и в связи с отсутствием доказательств письменного информирования стройфирмы о приходе товара на склад поставщика, налоговый орган сделал следующие выводы:

  • сертификаты, представленные налогоплательщиком в отношении поставленной партии краски, не подтверждают приобретение товара у спорного контрагента;

  • использование краски при проведении ремонтных работ не доказано, поскольку договором с заказчиком предусмотрено применение других материалов.

Проверяющие утверждали, что продавец краски не ведет реальной финансово-хозяйственной деятельности и не мог исполнить обязательства по сделке (отсутствие трудовых ресурсов, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств, затрат на приобретение материалов, расходов на ведение хозяйственной деятельности в виде арендных платежей, оплаты коммунальных услуг, выплаты заработной платы). При проведении проверки не удалось установить поставщика краски, отгрузившего ее в адрес спорного контрагента.

Кроме того, налоговый орган указывал, что спорная краска, приобретенная в октябре – декабре, не могла быть нанесена на конструкции, поскольку работы должны выполняться при температуре не ниже +3 градусов, что не соблюдалось в указанный в документах период выполнения работ.

Еще один аргумент – установленные на автомобильной дороге камеры не зафиксировали движение транспортных средств, указанных в документах в качестве выполнивших перевозку краски (налогоплательщик заключил с ИП договор на доставку).

По мнению налогового органа, названные обстоятельства свидетельствуют о создании между налогоплательщиком и спорным продавцом формального документооборота в целях получения необоснованной налоговой экономии в виде возмещения из бюджета НДС, источник возмещения которого не сформирован.

В результате проверяющие доначислили НДС, считая, что стройфирма не подтвердила использование материала (краски) при осуществлении облагаемой НДС деятельности (в том числе при выполнении работ для заказчика на собственной производственной базе).

Позиция арбитров

Теория

В соответствии с Постановлением Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» в силу действия принципа презумпции добросовестности налогоплательщиков предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданы, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, достоверны.

Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежаще оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

В случае возникновения спора суд должен установить наличие разумных экономических или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика с учетом оценки его намерений получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Налоговая выгода не может рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели. Если главной целью, преследуемой налогоплательщиком, являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды в отсутствие намерения осуществлять реальную экономическую деятельность, в признании обоснованности ее получения может быть отказано.

Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или экономической деятельности.

Пунктом 1 ст. 54.1 НК РФ предусмотрено, что не допускается уменьшение налоговой базы и (или) суммы подлежащего уплате налога в результате искажения сведений о фактах хозяйственной жизни (совокупности таких фактов), об объектах налогообложения, подлежащих отражению в налоговом и (или) бухгалтерском учете либо налоговой отчетности налогоплательщика.

При отсутствии названных обстоятельств по имевшим место сделкам (операциям) налогоплательщик вправе уменьшить налоговую базу и (или) сумму подлежащего уплате налога при одновременном соблюдении следующих условий:

  • основной целью совершения сделки (операции) не являются неуплата (неполная уплата) и (или) зачет (возврат) суммы налога;

  • обязательство по сделке (операции) исполнено лицом, являющимся стороной договора, заключенного с налогоплательщиком, и (или) лицом, которому обязательство по исполнению сделки (операции) передано по договору или закону.

Таким образом, основной целью сделки должна быть конкретная разумная хозяйственная (деловая) цель, а не налоговая экономия, а сама сделка должна быть исполнена лицом, указанным в первичных документах.

Справочно отметим: судьи в очередной раз подтвердили, что применение ст. 54.1 НК РФ не отменяет разъяснения Пленума ВАС об оценке налоговой выгоды.

Практика

Списание спорной краски производилось в связи с выполнением работ в соответствии с договором подряда. Этот договор предусматривает использование подрядчиком грунтовки ГФ-021, краски БТ-177 и лака БТ-577, а не спорной краски.

Вместе с тем стороны согласовали применение другого, более дорогого лакокрасочного материала, что подтверждает представленное налогоплательщиком письмо. При этом стоимость работ по договору не увеличивалась в связи со следующим:

  • технологический процесс нанесения лакокрасочного слоя на трубопровод предусматривает, что сначала наносится грунтовка ГФ-021 в два слоя, затем краска БТ-177 в пять слоев, далее лак БТ-577 в два слоя (в общей сложности девять слоев);

  • технологией нанесения спорной краски предусмотрено всего два слоя, что значительно уменьшает количественный объем использованного лакокрасочного материала, сокращает производственный процесс, трудозатраты, экономит ресурсы в 4,5 раза.

Налоговый орган не доказал фиктивности договора с заказчиком и не оспаривает факт нанесения на трубопроводы двух слоев, как это предусмотрено технологией для спорной краски.

Работы выполнены после того, как была согласована замена используемых материалов (арбитры сопоставляли даты на письме и в актах).

В отношении несоблюдения температурного режима нанесения краски судьи учли, что у стройфирмы имеется производственная база, на территории которой находятся цеха по изготовлению и сборке металлоконструкций и по антикоррозионной обработке. Помещения оборудованы кран-балкой, стапелями, металлорежущим инструментом, сверлильными, сварочными и пескоструйными аппаратами, покрасочным оборудованием, центральным отоплением. Все это позволяет выполнять работы, связанные с изготовлением, сборкой, антикоррозионной обработкой металлоконструкций.

Из документов видно, что окраска трубопроводов по договору подряда осуществлялась в цехе антикоррозионной обработки, в котором имеются отопление и специальное оборудование для сушки. Эти факты подтверждены также свидетельскими показаниями.

Таким образом, доводы налогового органа о несоблюдении температурного режима при нанесении краски не подтверждены документально.

Кроме того, судьи приняли во внимание, что согласно протоколу осмотра в цвет спорной краски окрашены стены одного из производственных цехов, а также железобетонные колонны, потолочные плиты, перекрытия, балки под потолком, на которые опираются железобетонные перекрытия. Директор фирмы пояснил, что внутри производственной базы спорной краской покрывали стены, металлоконструкции, перекрытия с целью ремонта и исходя из эстетических соображений. Налогоплательщик оформил документы, подтверждающие выполнение ремонтных работ собственными силами.

Для подтверждения договорных отношений с ИП, выполнившим перевозку краски, представлены договор на оказание транспортных услуг, корешки путевых листов, акты оказанных услуг и сверок, накладные, доверенности.

Инспекция ссылается на то, что движение указанных в документах автомобилей от места погрузки до места нахождения налогоплательщика на соответствующем участке трассы не зафиксировано дорожными камерами. Вместе с тем из материалов дела следует: названные транспортные средства зафиксированы камерами как в месте погрузки, так и в месте назначения.

Обратите внимание: факт отсутствия фиксации камерами автомобилей на трассе не является доказательством, опровергающим осуществление перевозки краски.

Инспекция не доказала, что на момент осуществления транспортировки краски на протяженности всего пути следования по согласованному маршруту имелись действующие камеры фиксации всех транспортных средств.

Судьи отклонили ссылку налогового органа на исключение спорного контрагента из ЕГРЮЛ, поскольку это произошло позднее и на момент заключения договора поставки краски поставщик не был признан недействующей организацией. Кроме того, было учтено, что подлинность подписи руководителя на регистрационных документах заверялась нотариусом.

Арбитры указали: формальные претензии к контрагентам налогоплательщика при отсутствии фактов, опровергающих реальность совершения контрагентом сделок и операций, заявленных налогоплательщиком, не являются самостоятельным основанием для отказа в признании расходов и в предоставлении вычетов по НДС.

С учетом всех обстоятельств судьи сделали вывод, что законность оспариваемого решения налогового органа о доначислении НДС по результатам выездной налоговой проверки не подтверждена.

Особо было отмечено, что претензии проверяющих относительно неисполнения контрагентом налоговых обязанностей, по сути, касаются добросовестности самого контрагента, а не налогоплательщика. В силу правовой позиции Конституционного Суда, изложенной в Определении от 16.10.2003 № 329-О, налогоплательщик не может нести ответственность за недобросовестные действия своих контрагентов.

* * *

На примере конкретного дела мы показали, как тщательно проверяющие собирают доказательства. В связи с этим налогоплательщикам нужно быть готовым представлять контрдоказательства. Рассмотренное дело свидетельствует, что у организаций есть шансы отстоять право на налоговую экономию, в частности в виде вычетов по НДС.