С. была принята на работу в НКО на полставки на условиях внешнего совместительства. Отработав некоторое время, сотрудница ушла в отпуска по беременности и родам и по уходу за ребёнком до 3 лет. Из последнего отпуска С. вышла досрочно, однако работодатель вскоре уведомил её о расторжении трудового договора в связи с приёмом на эту должность работника, для которого она будет основным местом работы. Этим работником явился коллега С., ранее работавший в этой же НКО на той же должности и также на полставки.

Обратившись в суд, С. потребовала признания приказа об увольнении незаконным, восстановления на работе, взыскания зарплаты за вынужденный прогул и компенсации морального вреда. По её утверждению, работодатель нарушил нормы части 4 статьи 261 ТК (гарантии беременным и лицам с семейными обязанностями при увольнении). Суд первой инстанции (дело № 33-38815/2018) отказал истице в удовлетворении исковых требований, не найдя нарушений в действиях ответчика.

Суд апелляционной инстанции оставил это решение в силе, а в определении от 06.09.2018 по делу N 33-38815/2018 указал на то, что увольнение совместителя при приеме "основного" работника не является расторжением трудового договора по инициативе работодателя, и тот факт, что истица имеет ребёнка в возрасте до 3 лет, не может служить препятствием к увольнению по упомянутой статье.