ООО «С» (подрядчик) и ОАО (заказчик) заключили договоры на выполнение работ, в рамках которых ООО «С» привлекло ООО «Э» (субподрядчика).

По результатам выездной проверки ИФНС доначислила налог на прибыль, НДС, пени и штраф. В отношении субподрядчика инспекция установила «массового» учредителя и руководителя, отсутствие трудовых ресурсов (и, соответственно, оплаты труда), представление нулевой бухгалтерской отчетности и отсутствие имущества. Средства, полученные от налогоплательщика, обналичивались через ряд фирм.

Суд первой инстанции (дело № А38-2800/2016) признал законным решение инспекции.

Апелляция отменила решение суда в части налога на прибыль, указав на недоказанность выполнения спорных работ собственными силами налогоплательщика. Суд разъяснил, что при установлении недостоверности представленных налогоплательщиком документов, реальный размер предполагаемой налоговой выгоды и расходов подлежит определению исходя из рыночных цен, применяемых по аналогичных сделкам. Иной правовой подход влечет искажение реального размера налоговых обязательств по налогу на прибыль. Таким образом, установив факт выполнения спорных работ и признав документы недостоверными, инспекция должна была применить предусмотренный в подпункте 7 пункта 1 статьи 31 НК расчетный метод.

Установлено, что силами своих работников налогоплательщик не мог выполнить спорные работы, о чем свидетельствуют показания свидетелей, табели учета рабочего времени. Кассация ( Ф01-2518/2017, Ф01-2597/2017 от 04.07.2017) поддержала выводы апелляции.