Заказчик заключил с рядом фирм (подрядчиков) договоры на предоставление персонала для обеспечения непрерывности производства. Факт оказания услуг подтверждается договорами, актами оказанных услуг, табелями учета рабочего времени, карточками по счетам 60, 26, журналами выдачи пропусков для входа на территорию завода, регистрации инструктажа на рабочем месте, списками сотрудников. Затраты по договорам были учтены компанией в составе косвенных расходов.

По результатам выездной проверки ИФНС указала на неправомерное отнесение их в косвенные, а не прямые расходы, поскольку привлеченные специалисты, по мнению налоговиков, становятся работниками налогоплательщика, и суммы, выплаченные сторонним фирмам в качестве оплаты их услуг, являются суммами по оплате труда привлеченного персонала. Инспекция считает, что пункт 1 статьи 318 НК не содержит ограничений по включению в состав прямых расходов оплаты труда персоналу, привлеченному не по трудовому договору, а по иным договорам (аутсорсинг, лизинг персонала). В результате инспекция доначислила налог на прибыль, пени и штраф.

Суды трех инстанций (дело № А65-2017/2016) отменили решение инспекции, указав на подпункт 19 пункта 1 статьи 264 НК – к прочим расходам относятся расходы на услуги по предоставлению работников сторонними организациями, в том числе, для участия в производственном процессе.

Суды (постановление кассации Ф06-18445/2017 от 15.03.2017) установили, что гражданско-правовые договоры с привлеченными работниками не заключались, их услуги оплачивались на расчетные счета контрагентов. Таким образом, компания не являлась работодателем, следовательно, по смыслу статьи 255 НК затраты по таким договорам у заказчика не относятся к расходам на оплату труда и не подлежат отнесению по пункту 1 статьи 318 НК к прямым расходам.