Суд может уменьшить размер "золотого парашюта" при увольнении топ-менеджера

В сентябре 2010 года на должность президента ОАО решением совета директоров был назначен П. на срок до середины июля 2015 года. Согласно трудовому договору установлен должностной оклад 3,1 млн рублей в месяц; надбавка в размере 50% от оклада; ежеквартальная и годовая премии в размере до 40% и до 80% от квартальных и годовых выплат по должностному окладу с учетом локального акта о применении ключевых показателей эффективности. Кроме того, установлена компенсация на случай досрочного расторжения трудового договора в размере суммы заработных плат, которую президент мог бы получить, продолжая работать в период со дня досрочного расторжения трудового договора до дня окончания срока действия данного договора, но не более чем за 2 года.

При расторжении трудового договора в марте 2013 года П. была выплачена компенсация в размере 200,9 млн рублей с учетом максимально возмможных коэффициентов премирования.

Акционеры компании обратились в суд (дело № А56-31942/2013) с иском о признании решения совета директоров недействительным.

Суды первой и апелляционной инстанций сочли неправомерным определение спорной выплаты с использование максимальных коэффициентов без учета ключевых показателей эффективности деятельности компании, что нарушает интересы акционеров.

Окружной арбитражный суд отменил решение судов, указав, что размер компенсации не противоречил действовавшему на тот момент законодательству, фактически был согласован сторонами прекращенного трудового договора.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС (324-ПЭК15 от 31.08.2015) оставила в силе решение суда первой инстанции и апелляции, указав, что совет директоров неправомерно, определяя сумму компенсации при увольнении, исходил из максимальной, а не средней заработной платы президента. Суд обратил внимание, что по условиям трудового договора вознаграждение президента зависело от результата работы компании и личного вклада президента в достижение этого результата. Однако за 4 квартал 2012 года и 1 квартал 2013 года ключевые показатели эффективности результатов работы не достигали максимальных значений. Таким образом, спорное решение совета директоров нарушает права и законные интересы акционеров компании и самой компании, преследующей цель минимизации издержек.

Данное дело приведено в обзоре судебной практики ВС № 3(2015) от 25.11.2015.