Между ООО и иностранным банком в 2005 году был заключен кредитный договор, согласно которому банк предоставляет компании кредит на общую сумму 91 млн долларов США. В дальнейшем сумма была увеличена до 98 млн долларов. Договором была предусмотрена процентная ставка в размере 13%, а допсоглашением внесены поправки - с 1 января 2006 года предусмотрен фиксированный курс (28,7825), по которому остаток по кредиту и проценты уплачиваются в рублях. 

1 августа 2008 года банк переуступил все права и обязательства другому иностранному банку на тех же условиях. В паспорте сделки от 29 июля 2010 года валютой кредитного договора являются доллары США. В новом паспорте сделки от 26 ноября 2013 года валютой уже являются рубли.

Компания учла процентные расходы (13%) при исчислении налога на прибыль за 9 месяцев 2013 года, полагая, что займ получен в рублях. По результатам камеральной проверки декларации по налогу на прибыль ИФНС доначислила налог, пени и штраф. Инспекция сочла это займом в иностранной валюте и руководствовалась пунктом 1.1 статьи 269 НК, указав, что предельная величина процентов, включаемых в расходы по обязательству перед иностранной организацией-займодавцем, должна применяться в размере 10,4% (ставка рефинансирования ЦБ РФ, равная 13%, с коэффициентом 0,8).

Суды трех инстанций (дело № А60-37144/2014) признали решение инспекции законным, разъяснив, что в соответствии с пунктом 1.1 статьи 269 НК при отсутствии сопоставимых долговых обязательств перед российскими компаниями проценты с 1 января 2011 года по 31 декабря 2013 года учитываются: по рублевым кредитам - в размере ставки процента по договору, но не превышающей ставку рефинансирования ЦБ, увеличенную в 1,8 раза; по валютным - в сумме, равной произведению ставки рефинансирования ЦБ и коэффициента 0,8. 

Суды установили, что процентные платежи действительно производились в рублях, однако на счет кредитора они перечислялись исключительно в долларах по фиксированному курсу, указанному в договоре. 

Также суды (постановление кассации  Ф09-2645/2015 от 29.05.2015) учли, что в паспорте сделки за проверяемый период валютой договора также указаны доллары. При этом в паспорте сделки отсутствуют сведения о перерасчете суммы долга, исходя из перерасчета долга в рублях, а предусмотрена возможность погашения займа в рублях по определенному в договоре курсу. А паспорт сделки от 26 ноября 2013 года признан судами не относящимся к проверяемому периоду.

Следовательно, спорный кредитный договор не подлежит рассмотрению как долговое обязательство, оформленное в рублях, и применение коэффициента 1,8 для расчета предельной величины процентов для их нормирования в расходах также неправомерно.