По результатам выездной проверки компании доначислен налог на прибыль, пени и штраф в связи с отнесением амортизации по оборудованию, участвующему в производстве, к косвенным расходам, а также штраф за непредставление сведений о неудержании НДФЛ у бывших сотрудников.

Суды трех инстанций (дело № А27-6103/2013), признавая решение инспекции недействительным, учли, что компанией в учетной политике определен перечень прямых расходов, при этом амортизация основных средств, связанных с выпуском продукции, относится к прямым затратам.

Однако, как выяснилось, это не касается спорного оборудования. Исследовав специфику производства, суды установили, что оно участвует в подготовке сырья к производству, переработке отходов и временном хранении сырья, а также улучшает условия производственного процесса и работы персонала, однако наличие данного оборудования не влияет на ход самого производственного процесса. Доказательств того, что спорное амортизируемое имущество является составляющей «сложной цепочки» процесса по изготовлению готовой продукции и используется для выполнения отдельных этапов производственного цикла, инспекция не представила.

Кроме того, в проверяемом периоде компания расторгла трудовые отношения с работниками, которым выдавалась спецодежда. Инспекция сочла, что эта спецодежда является вознаграждением за выполнение ими трудовых обязанностей, то есть их доходом, и оштрафовала компанию за непредставление сообщения о невозможности удержания НДФЛ с бывших работников и информации об их доходах.

Документов об изъятии компанией спецодежды у работника в день увольнения не имеется. Списание задолженности работника за остающуюся у него спецодежду, по мнению судов, само по себе не является безусловным доказательством перехода права собственности на нее и возникновения у работника дохода. Более убедительных доказательств перехода права собственности на спецодежду инспекция не представила.