В отношении компании была проведена выездная налоговая проверка. 3 декабря в инспекцию представлено ходатайство о переносе даты рассмотрения материалов проверки на более поздний срок с целью ознакомления с ними. 4 декабря налоговая направила заказное письмо об удовлетворении ходатайства и вызове представителя 14 декабря в инспекцию для рассмотрения материалов проверки.

По мнению инспекции, это письмо считается полученным 13 декабря при исчислении срока в рабочих днях, или 10-го - при исчислении в календарных. Однако фактически оно было вручено только 18 декабря. Между тем, рассмотрение состоялось, как и планировала ИФНС, 14-го.

Суды трех инстанций (дело № А40-39102/2013) признали это существенным нарушением процедуры рассмотрения, которое в соответствии с пунктом 14 статьи 101 НК является основанием для отмены решения.

В решении кассации указано: «на момент принятия решения налоговый орган обязан располагать информацией не об отправке заказных писем и иных отправлений, а доказательствами их вручения налогоплательщику, поскольку направление уведомления по почте заказным письмом является дополнительным способом, используемым в случаях уклонения налогоплательщика от его получения или невозможности вручить его основным способом, то есть лично под расписку».

Также в кассационной жалобе инспекция приводит доводы о несогласии с судами относительно операций компании с ООО «К», которые, по мнению инспекции, направлены на получение необоснованной налоговой выгоды. При этом инспекция ссылается на выписку банка, по которой у ООО «К» отсутствуют платежи, характерные для реальной деятельности, и на взаимозависимость фирм.

Судами установлено, что у ООО «К» были открыты счета в нескольких банках. Взаимозависимость же сторон сделки без доказательства того, что выгода получена именно в результате недобросовестных действий взаимозависимых лиц, не может свидетельствовать о необоснованности налоговой выгоды. Таких доказательств налоговый орган не представил.