Компания 20 апреля 2012 года представила в инспекцию первичную декларацию по НДС за I квартал, в которой заявила к возмещению из бюджета 98 млн рублей. До окончания проведения камеральной проверки данной декларации 10 июля 2012 года компания направила по почте в налоговый орган уточненную декларацию по НДС за тот же период с такой же суммой возмещения.

Получив указанную декларацию, инспекция прекратила проверку первичной и уведомлением пригласила представителей компании для дачи пояснений. Уведомление было получено, однако представитель компании в инспекцию не явился.

Фирма, поясняя, что никакой уточненной налоговой декларации не подавала, обратилась в суд (дело № А56-60882/2012) с заявлением о возврате на расчетный счет компании спорной суммы налога. Компания указывает, что ею соблюдены все необходимые условия для принятия к вычету суммы НДС по счетам-фактурам с ООО «Ф»  при приобретении у него товара (смеси, обогащенной минералами).

Однако направление компанией уточненной декларации по НДС подтверждается описью вложения в ценное письмо, на котором имеется штемпель почтового отделения с указанием даты принятия письма на отправку адресату. Суды трех инстанций, отказывая в удовлетворении иска, разъясняют, что инспекция правомерно прекратила камеральную проверку первичной декларации и начала проверку уточненной, которую провела в установленные сроки.

В рамках проверки была проведена почерковедческая экспертиза первоначальной и уточненной налоговых деклараций, и установлено, что подписи них сделаны не директором компании, а другим лицом.

Тем не менее, по каким-то причинам налоговики провели проверку уточненки по существу, и выявили еще и неправомерность самих вычетов по НДС. Судам это дало основание отказать в возврате, о котором заявил истец.

В рамках проводимых мероприятий по проверке уточненной налоговой декларации инспекцией установлено:

  • генеральный директор контрагента (ООО "Ф") отрицает свою причастность к хозяйственной деятельности компании;
  • сама компания зарегистрирована незадолго до осуществления хозяйственной операции, и, помимо сделки с ООО "Ф", не имеется данных об иных хозяйственных операциях;
  • согласно выписке банка оплата за товар не производилась;
  • фактическая доставка товара от поставщика и его хранение по указанным фирмой адресам документально не подтверждены;
  • договоры хранения товара заключены с ООО "О", которое не представляет налоговую и бухгалтерскую отчетность, и расчеты за хранение товара не производятся;
  • земельные участки, на которых, по данным фирмы, происходило хранение товара, относятся к землям сельскохозяйственного назначения и предназначены для ведения дачного хозяйства, а не для ведения предпринимательской деятельности.

На основании этого суды сделали вывод, что фирма при заключении спорной сделки не преследовала иной деловой цели, кроме получения налоговой выгоды в виде возмещения из бюджета НДС.