Налогов в стране стали собирать на треть меньше, чем в прошлом году, сообщил вчера заместитель министра финансов Сергей Шаталов. В таких условиях разговоры о снижении налогового бремени особенно неуместны. Более того, г-н Шаталов стал первым правительственным чиновником, который открыто заявил, что никаких компенсационных мер для бизнеса за грядущее с 1 января 2011 года повышение налоговой нагрузки на фонд оплаты труда из-за реформы ЕСН не планируется.

Объем мобилизованных в бюджет налогов за пять месяцев нынешнего года упал на 32% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. "Представляется, что этот показатель снижается не за счет падения собираемости, в смысле администрирования, а по причине кризисных явлений в экономике, то есть снижения налогооблагаемый базы", -- предположил Сергей Шаталов. При этом замминистра предположил, что в кризис среди налогоплательщиков наблюдается "пониженная склонность" добровольно платить налоги.

"Мы не собираемся туже закручивать гайки, акцент будет сделан на более тщательной аналитической работе", -- добавил он. "За последние годы налоговые органы преуспели в создании информационных технологий, и сейчас есть возможность анализировать правильность исчисления налогов, не выходя с налоговой проверкой на предприятие", -- пояснил заместитель министра.

Как минимум в ближайшие два года, по словам Сергея Шаталова, сколько-нибудь существенно налоговое бремя снижаться не будет, тем более что «экстраординарные» антикризисные меры по снижению налоговой нагрузки уже были приняты в конце прошлого -- начале нынешнего года. Они снизили нагрузку на бизнес, по подсчетам Минфина, на 700 млрд руб. Это произошло за счет снижения налога на прибыль на 4%, увеличения амортизационной премии до 30%, удвоения имущественного налогового вычета и уплаты авансов только с реально полученной прибыли. И это, по мнению Сергея Шаталова, уже стало своеобразным «авансом» бизнесу за начатую реформу ЕСН, предусматривающую отмену единого соцналога и замену его страховыми взносами, которые с 2011 года должны составить 34% с фонда оплаты труда.

Между тем в результате реформы ЕСН налоговая нагрузка на предприятия, по оценкам подавляющего большинства экспертов, возрастет на значительно большую сумму, чем уже состоявшееся снижение налогов. Да и сам тезис о том, что компенсация за будущее увеличение фискальной нагрузки "уже состоялась", является абсолютно новым для исполнительной власти.

Когда на заседании правительства 1 октября 2008 года Владимир Путин впервые объявил о радикальной пенсионной реформе, предполагающей замену ЕСН на страховые взносы, он заявлял: "Предвижу реакцию делового сообщества". И добавил, что наряду с реформой ЕСН "одновременно будут предложены механизмы, которые позволят избежать роста общей налоговой нагрузки на бизнес". Подобное же заявляла и Татьяна Голикова -- глава Минздравсоцразвития, которое разработало и продвигало данную реформу. К слову, руководство Минфина, включая г-на Шаталова, выступало оппонентом, полагая, что пенсионные проблемы таким способом не решить. Можно сказать, что у этого ведомства возникли даже некие "моральные основания" не искать формы и источники компенсации растущей налоговой нагрузки: не мы предлагали, мы возражали, не нам и искать...

Собственно, и вчера финансовое ведомство продолжало демонстрировать свое негативное отношение к реформе г-жи Голиковой. Со следующего года налоговики передадут право сбора социальных взносов в руки проверяющих из Пенсионного фонда, фондов социального и медицинского страхования. «Есть риск, что количество проверок увеличится», -- признал заместитель министра. Он не стал уверять журналистов, что проверяющие из фондов продемонстрируют столь же эффективные методы администрирования, как налоговики. Здесь он не кривил душой, так как раздельная система взимания взносов по фондам уже существовала, и, более того, сам же Сергей Шаталов в 2000 году, когда взносы только собирались объединять в единый соцналог, объяснял, что раздельная система взимания взносов неналоговыми органами неэффективна.

Не стал вчера замминистра давать и развернутого ответа на вопрос, не рухнет ли в результате намеченной реформы собираемость по этим взносам. «Проверяющие из фондов получат право арестовывать имущество должников и применять другие принудительные меры взысканий», -- лишь прокомментировал он. Пенсионному фонду, по его словам, дополнительно потребуется нанять 7--10 тыс. человек.

Чтобы скрасить впечатление, г-н Шаталов напомнил о тех налоговых послаблениях, которые еще предстоит все-таки принять. Заместитель министра выделил повышение лимита по инвестиционному налоговому кредиту. Если сегодня компания, реализующая инвестпроекты, может взять отсрочку по уплате налога на прибыль в размере 30% от суммы налога, то в следующем году планируется эту сумму довести до 100%. «Это будет работоспособный инструмент, и мы планируем сделать его максимально доступным для налогоплательщиков", -- сказал он. Также будет повышен порог по упрощенному налогообложению малого бизнеса с 30 млн руб. до 60 млн руб. «Эта мера временная, она принимается на три года. Что будет через три года -- посмотрим»,-- сообщил Сергей Шаталов.

Вопрос же о снижении НДС, по словам г-на Шаталова, сегодня вообще не стоит. «Об этом уже не говорят даже те, кто ранее предлагал резко снизить этот налог, наши соседи -- Латвия, Белоруссия. А Литва, Чехия даже повысили НДС в кризис», -- сказал он. О снижении НДС сегодня действительно перестали говорить, однако у предприятий сохранялась иллюзия: если этот налог снижать не будут, то тогда не будут повышать и социальный налог. Теперь, видимо, с иллюзиями покончено.

По предварительным данным, дефицит федерального бюджета за январь--май 2009 года составил 511 млрд руб. По доходам бюджет исполнен в сумме 2 трлн 640 млрд руб. Это составляет 39% к общему объему доходов федерального бюджета, утвержденному законом "О федеральном бюджете на 2009 год и на плановый период 2010--2011годы". Первичный дефицит бюджета составил 434 млрд руб. Доходы бюджета за пять месяцев этого года были обеспечены ФНС в сумме 1 трлн 153 млрд руб., что составило 44% к прогнозным показателям доходов.