ФНС стала требовать с предпринимателей заплатить взносы по выплаченным дивидендам

«Логика ФНС такова: поскольку согласно мораторию дивиденды выплачивать было нельзя, то все перечисленные средства — зарплата, с которой нужно уплатить взносы».

В последние недели ФНС стала доначислять страховые взносы на дивиденды, которые компании выплатили в период действия  моратория на банкротство, рассказала Ирина Екимовских, основатель и гендиректор аудиторской группы «Капитал». Сначала предприятиям пришло уведомление с просьбой прислать пояснение по выплатам, а позднее — требование доплатить взносы. Эксперт считает, что такие требования выходят за рамки налогового права:

— В период с 1 апреля по 1 октября этого года был введен мораторий о банкротстве по заявлениям, подаваемым кредиторами (ПП от 28 марта 2022 г. №497). Ограничение было направлено на стабилизацию экономики, чтобы краткосрочная неплатежеспособность предприятий, которые столкнулись с жесткими изменениями условий деятельности, не привела к подаче исков о банкротстве.

С другой стороны, мораторий ввел ряд ограничений на выплату дивидендов. Никакого наказания за их несоблюдение фактически нет, в законе это не прописано. И компания могла отказаться от использования моратория: она должна была зафиксировать отказ на сайте Федресурса, подтвердив, что ей не страшны потенциальные иски о банкротстве.

Когда действие моратория закончилось, ФНС стала писать предпринимателям с просьбой дать пояснения по факту выплаты дивидендов в период действия моратория. А несколько недель назад компаниям стали приходить уже требования по уплате страховых взносов с выплаченных дивидендов (!). 

Логика ФНС такова: поскольку согласно мораторию дивиденды выплачивать было нельзя, то все перечисленные средства — зарплата, с которой нужно уплатить взносы. 

В этой ситуации мы сталкиваеvся с множеством вольных трактовок законодательства со стороны ФНС. Во-первых, трудовые отношения и выплата дивидендов — это совершенно разные отношения. Выплата заработной платы — это часть отношений между работодателем и сотрудникам, она выплачивается за выполнение трудовых обязанностей на основании трудового договора. Тогда как дивиденды выплачиваются предприятием учредителю, и они никак не связаны с трудовыми отношениями.

Во-вторых, чтобы переквалифицировать отношения, ФНС сначала должна доказать в суде, что имела место подмена понятий и выплата имеет характер отношений не между учредителем предприятия и компанией, а какой-то иной.

В-третьих, если ФНС так хочет выписывать штрафы, то основания для этого необходимо поискать в нарушении закона о банкротстве. Это может быть административная ответственность, но точно не налоговая. Тот факт, что налоговая присылает предпринимателям требования об уплате страховых взносов с выплаченных сумм — это репрессивные меры в пользу наполняемости бюджета.

Если почитать документ «Основные направления налоговой, бюджетной и таможенной политики государства» на следующие три года, то мы увидим, что:

В следующие два года федеральный бюджет будет дефицитным — впервые за несколько лет.

Планируется сокращение нефтегазовых доходов на 3 трлн руб., а доходы со стороны ненефтегазового сектора, наоборот, должны вырасти с 16 трлн до 17,2 трлн руб.

Очень интересно, что, при снижении ВВП в целом, государство планирует рост доходов ненефтегазового сектора на 8-10%.

В целом ситуаций, когда ФНС спешит переквалифировать споры с бизнесом в свою пользу, стало больше. Сейчас компании сталкиваются с риском налоговых доначислений в основном из-за дробления бизнеса на несколько юридических лиц, когда ФНС начинает считать структуру из нескольких юрлиц одной организацией. Бурная переквалификация идет в отношениях с самозанятыми. 

А история с требования заплатить страховые взносы по выплаченным дивидендам — это настоящая новелла. Дивиденды выплачивали многие компании, у многих в этом году прибыль больше, чем в прошлом. Этому способствовали и новые возможности, открывшиеся в связи с уходом зарубежных игроков, и волатильность валютного курса в первом полугодии, и инфляционные процессы.

При этом надо понимать: когда компания выплачивает дивиденды, она официально сформировала прибыль, заплатила государству налог на прибыль, а с полученных дивидендов учредители платят 15% НДФЛ. В данном случае требования выдвигаются к тому, кто делает все правильно и прозрачно.

Чем бизнес прозрачнее, тем он уязвимее — это постоянная несправедливость в отношениях с государством. Так что для компаний снова возникает стимул уходить в серую зону: вместо того, чтобы стимулировать тех, кто прозрачен и проводит выплаты официально, государство смотрит: где можно еще доначислить налоги и взносы.

В этому году многие предприниматели предпочитали аккумулировать полученные дивиденды на счетах и анализировать динамику изменений. Потому что долгосрочные инвестиции требуют более прогнозируемой экономической ситуации. А перед налоговой стоят планы, которые она седьмой год подряд успешно перевыполняет. Очень интересно, как именно будет выполняться план бюджета в следующем году, учитывая амбициозное желание собрать больше налогов с ненефтегазового сектора экономики.