ВС разъяснил судам, как обнаружить отмывание денег в безобидных на вид исках
© anekdotov.net

Когда нет законных оснований для перечисления денег, фирмы могут прибегнуть к помощи суда, заявляя "липовые" иски. Чтобы такое выявить, в делах участвуют финмониторинг, налоговики - доказательствами служат итоги проверок, записи о недостоверности в ЕГРЮЛ, информация, получаемая финмониторингом от банков о подозрительных операциях, и другое.

Верховный суд выпустил обзор, посвященный рассмотрению судами дел, в которых может отсутствовать реальный спор, а сами дела затеяны в целях легализации преступно полученного дохода.

Пригласить гостей

В первую очередь, ВС отметил, что суды должны по собственной инициативе привлекать к рассмотрению таких дел различные госорганы, в том числе налоговые органы и Росфинмониторинг. Первых можно пригласить к участию в деле, например, при подозрении на легализацию доходов, полученных благодаря нарушению налогового, валютного законодательства, неполному учету выручки. Таможенников суд может позвать при попытке "отмывания" ввезенной налички или денежных инструментов, нерепатриированной выручки.

Если эти органы не были привлечены к делу и не знали о нем из иных источников, то они вправе уже по окончании процесса потребовать пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам, указывающим на нарушение антиотмывочного законодательства.

Клонирование приказов не пройдет

В ряде случаев на незаконные финансовые операции могут быть нацелены попытки добиться судебного приказа. Если есть подозрения в этом или сомнения в бесспорности требований, судья должен отказать в принятии заявления. Это не лишает его автора права подать иск.

Например, в суд поступил ряд заявлений от различных фирм о выдаче судебных приказов на взыскание долгов с контрагентов. Были предъявлены договоры поставки, накладные, акты сверки, претензии. Однако (несмотря на то, что стороны дел не совпадали) суд обнаружил, что эти заявления были почти идентичными, и никто из заявителей не уплатил госпошлину, а только ходатайствовали об отложении уплаты. Судьи решили, что их пытаются использовать, поскольку иных легальных оснований для требуемых переводов денег не существует, и отказали заявителям.

Второй случай, который привел ВС в пример – это обращение физлица к своему работодателю через мирового судью. Гражданин просил судебный приказ о взыскании 400 тысяч рублей долгов по зарплате. Работодатель находился в другом регионе. Но в то же время в другие мировые суды этот же гражданин подал аналогичные заявления к тому же самому работодателю, и в каждом из заявлений были указаны разные адреса гражданина, соответствующие тем мировым участкам, в которые подавались заявления. Но не в вакууме мы живём. Судьи, видимо, "пробили" гражданина по системе и, обнаружив дублирующиеся иски, отказали. 

Вперед в прошлое

ВС также привел несколько примеров того, как госорганы добивались "обратной перемотки" оконченных дел. При помощи третейского суда одна организация взыскала с другой 188 млн рублей по договору подряда. Вскоре после выдачи исполнительного листа в суд поступило заявление прокурора о пересмотре дела по вновь открывшимся обстоятельствам. Прокурор привлёк также Росфинмониторинг. Выяснилось, что обе фирмы были зарегистрированы по массовым адресам, в ЕГРЮЛ присутствовали записи о недостоверности, учредители и руководители были массовыми, номера телефонов истца совпадали с номерами телефонов ответчика и еще сотни организаций. Всплыли также результаты налоговых проверок, где зафиксировано, что истец неоднократно заменял первичные документы, подтверждающие выполнение работ, а по официальному балансу дебиторка истца гораздо меньше суммы взыскания. При повторном рассмотрении дела с участием названных органов истец отказался от своих требований.

Еще один пример: иностранная компания обратилась с иском к российской организации о взыскании 100 млн рублей за поставленное оборудование. Ответчик исковые требования признал, и они удовлетворены решением суда. Однако затем УФНС обратилось в суд насчёт пересмотра решения, поскольку от правоохранительных органов получена информация о том, что никакой поставки оборудования не было. Суд пришел к выводу, что имела место попытка организовать псевдолегальный вывод денег за рубеж в обход законодательных ограничений. При новом рассмотрении дела ответчик – российская организация – самоликвидировался, поэтому производство по делу было прекращено.

Ещё один пересмотр не позволил 235 млн рублей утечь в Киргизию. Причём, само взыскание было произведено при помощи районного суда этой страны. Российский суд по заявлению организации только инициировал исполнение решения иностранного суда. Но на это подал жалобу Росфинмониторинг, и окружной суд ее удовлетворил. Выяснилось, что на эту организацию собрано богатое досье: в течение 2015-2016 годов ей было пять раз отказано в открытии счетов в различных банках. Её контрагенты также замечены в сомнительных транзитных сделках и также получали отказы в открытии счетов или совершении операций. Адрес организации-должника в ЕГРЮЛ помечен как недостоверный, руководитель имеет признаки номинальности. При новом рассмотрении заявитель отказался от требований. 

Дать наводку

Суд может не только привлечь органы к участию в деле, но и просто сообщить о выявленных признаках преступления в органы следствия. Например, взыскатель принес в банк судебный приказ. Однако сотрудники банка усомнились в подлинности приказа и обратились в суд за подтверждением. Судья заметил явные признаки фальсификации документа (не та подпись и нарисованная печать) и сообщил об этом в следственные органы, которые уже могли возбудить уголовное дело по факту подделки документов.

Еще один вариант: гражданин обратился в суд в попытке взыскать с организации 1 млн рублей по договору купли-продажи. Однако выяснилось, что в других районных и городских судах находится ещё 12 исков от того же гражданина к той же организации, а приложенные к искам договоры и досудебные претензии однотипны: совпадают текст, шрифт, интервал и другое. Единственное отличие – это только место заключения договора, которое зависело от нужной подсудности спора. Также суд выяснил, что и гражданин, и организация неоднократно "засветились" в связи с отказами в проведении операций или открытии счетов. Суд заподозрил, что здесь имеет место незаконная обналичка, так что сообщил об этом в следственный комитет. 

Мира не будет

ВС упомянул также о праве суда забраковать мировое соглашение, представленное сторонами, когда они, подав иск, затем настаивают на "мире". Например, гражданин пытался взыскать с организации 500 млн рублей якобы за продажу земельного участка. На самом же деле это был участок сельхозназначения с кадастровой стоимостью в 21 тысячу рублей, а организация никаким сельским хозяйством не занимается. Суд попытался углубиться в этот вопрос, чтобы убедиться, не является ли сделка мнимой. Поэтому стороны быстренько свернули все претензии и потребовали утверждения мирового соглашения, но суд не стал этого делать. 

Что касается мнимости или ничтожности сделок – в обзоре этому посвящен отдельный раздел. Суд может признать сделки таковыми и на этом основании отказать в иске, но не может при этом самостоятельно делать выводы о направленности действий сторон на легализацию. Обзор содержит и другие аспекты – например, о махинациях при помощи финансовых инструментов.