Сличительных ведомостей недостаточно для списания убытков от краж в магазине
© anekdotov.net

А обращение в полицию через 4 года – не считается. Суд рассказал, какое документальное оформление будет считаться подходящим.

Организация занимается розничной торговлей посудой и прочей бытовой мелочевкой в магазинах самообслуживания. Естественно, страдает от краж и порчи товаров в торговых залах. Периодически проводит инвентаризацию, оформляя по ее результатам унифицированные формы, включая ИНВ-19 – сличительные ведомости. Порядок выявления пропаж установлен локальным актом – "Методикой выявления и списания товарных потерь".

Сличительные ведомости фирма предъявила в ходе налоговой проверки в качестве обоснования для учета в расходах убытков от краж. Однако налоговики решили, что данных документов недостаточно, и факты краж, боя посуды, порчи товара, виновники которых не установлены, не подтверждены надлежащим образом.

"По умолчанию" – не вариант

То же самое подумал и суд первой инстанции (дело № А45-21326/2019). Обжалуя решение о доначислении налога на прибыль (то есть – отказа в учете убытков) и НДС (с предполагаемой реализации исчезнувшего товара), фирма исходила из того, что сама по себе торговля путем самообслуживания предполагает убытки от краж и порчи товара посетителями магазина, искать которых никто не станет. Истец также надеялся, что именно эти выводы следуют из постановления ВАС-13048/13, которым в свое время ВАС сделал необязательным постановление следователя.

Но истец оказался неправ. Из ведомостей ИНВ-19 ясно лишь то, что часть числящегося по бухучету товара отсуствует в наличии, но не ясно, по каким причинам, и не следует, что в этом есть вина неустановленных лиц. Факт выбытия имущества по не зависящим от воли истца причинам никак не подтвержден.

Причем, магазины охраняются, оснащены системой видеонаблюдения – кражи, по мнению налоговиков и судей, должны выявляться сразу же. Тем не менее, виновные лица (которыми могли быть как покупатели, так и собственные работники или сотрудники охранной фирмы) налогоплательщиком не устанавливались, убытки от хищений не перекладывались ни на виновных, ни на материально-ответственных должностных лиц, объяснительные у них не истребовались. Если никаких расследований не проводилось, и не было попыток компенсировать недостачи за счет виновных, то учесть убытки в расходах нельзя, отметил суд.

"Надо, Федя, надо"

То же касается и порчи товара – убытки от нее должны возмещаться за счет виновных, и в расходы списываться только если это не удалось. На испорченный товар должен быть составлен акт, где фиксируются, в том числе, попытки найти виновных, а также определяется дальнейшая судьба товара – например, можно ли его продать по пониженной цене. Акты, которые составлялись в фирме, указывают лишь на факт боя или порчи, без упомянутой необходимой информации.

Еще одна ошибка фирмы – идентичное оформление итогов плановых инвентаризаций и проверок наличия товара, проводимых в межинвентаризационный период. Суд разъяснил необходимую разницу, которая не была предусмотрена в вышеупомянутом локальном акте. В итоге по ИНВ-19, составленным в межинвентаризационный период, организация также пыталась списать убытки в налоговых целях, а это недопустимо.

Суд в мельчайших деталях изложил, как следует действовать при тех или иных обстоятельствах, чтобы оформить недостачи правильно – так, чтобы убытки можно было учесть. Бухгалтерам, которые хотели бы защитить себя от подобных доначислений, возможно, полезно было бы заглянуть в само решение.

Шила в мешке не утаишь

Еще одна примечательная деталь дела: среди похищенного числится не только мелкий товар, но и довольно габаритный – например, садовый инвентарь, светильники – то, что покупатель не может незаметно сунуть в карман или сумку. В магазинах, как говорилось выше, есть охрана и видеонаблюдение, камеры регулярно просматриваются, в торговых залах находятся сотрудники, личные вещи которых подвергаются досмотрам. Суд не поверил, что в таких условиях можно украсть что-то ощутимое.

В полицию организация обращалась не по мере выявления пропаж, а "скопом" и постфактум – в 2018-2019 годах по факту краж, имевших место в 2014-2015 годах. Видимо, это были "пожарные" меры, предпринятые уже в ходе выездной проверки. Естественно, таким образом фирма обеспечила наличие постановления о невозможности определить виновных – но суд вполне ожидаемо попытку не засчитал.

Кроме того, суд не позволил уменьшить упраздненные налоговиками расходы на суммы выявленных товарных излишков, отраженные налогоплательщиком в доходах. Как оказалось, истец не потрудился доказать наличие пересортицы – опять же, не соблюден порядок, не оформлены нужные бумаги.

В настоящее время организация обжалует решение суда в апелляции – ее заседание назначено на 9 апреля.