Журнал "Экономические преступления" № 1/2009

Тамара Карамазова, корреспондент журнала

Уголовная ответственность бухгалтера традиционно ассоциируется с налоговыми преступлениями. Между тем через бухгалтера проходят не только налоговые платежи, но и финансовые потоки компании. И как показывает практика, продолжатели дела подпольного миллионера (и бухгалтера) Александра Корейко из «Золотого теленка» существуют до сих пор. Но они забывают, что за «подправленную» в свою пользу платежку можно поплатиться свободой.

О том, чем рискуют бухгалтеры, совершая махинации или соглашаясь выполнить некоторые сомнительные просьбы руководства, — на примерах реальных уголовных дел.

Если оставить неуплату налогов в стороне, то чаще всего сотрудники бухгалтерии становятся фигурантами по делам о мошенничестве (ч. 3 ст. 159 УК РФ — до 6 лет лишения свободы), присвоении или растрате (ч. 3 ст. 160 УК РФ — до 6 лет лишения свободы). Реже — об отмывании незаконно полученных средств (ст. 174.1 УК РФ — до 15 лет лишения свободы), еще реже — в делах о фиктивных и преднамеренных банкротствах.

В Уголовном кодексе нет преступлений, за которые может отвечать только бухгалтер. По некоторым статьям УК РФ ответственности подлежит лишь специальный субъект — лицо, которое обладает дополнительными признаками, указанными в соответствующей норме Кодекса (например, аудитор, который из корыстных целей выдает ложное аудиторское заключение и может быть наказан лишением свободы на срок до 3 лет с лишением права заниматься аудиторской деятельностью на тот же срок — ст. 202 УК РФ). Бухгалтер же, строго говоря, не является специальным субъектом. Единственное условное исключение — налоговые преступления, в которых он может быть обвиняемым (см. постановление Верховного Суда РФ от 26.12.06 № 64).

«Зарплатное баловство»

Наиболее распространенные преступления бухгалтеров — присвоение и мошенничество. Как правило, бухгалтер совершает их сам, пользуясь тем, что движение денежных средств проходит непосредственно через него, чуть реже он задействует других лиц.


Комментарий эксперта

Как раскрывают бухгалтерские хищения

Максим Дементьев, заместитель начальника 6-го отдела Следственной части Главного следственного управления при ГУВД Москвы

- Сегодня бухгалтеры зачастую не имеют непосредственного отношения ни к товару, ни к наличным деньгам. Все платежи проводятся через систему «клиент-банк» или по платежным поручениям в безналичном виде. Поэтому большинство совершенных ими преступлений квалифицируются по ст. 159 УК РФ «Мошенничество».

Классическая ситуация воровства бухгалтера: имея право подписи на финансовых документах, он подделывает платежные поручения (в том числе через систему «клиент-банк»), отправляет деньги компании фирмам по фиктивным договорам, а затем снимает наличные или переводит деньги для оплаты нужных ему услуг или товаров. Следователи называют подобное мошенничество «глупым». Такие преступления легче всего выявляются, быстро расследуются, а нерадивым бухгалтерам суды в большинстве случаев выносят обвинительные приговоры.

Выявляются такие преступления очень просто. Компания, заподозрив хищения, назначает ревизию или внутренний аудит. Проводится служебное расследование, путем документальных проверок и выяснений находят виновного. Если не удается уладить проблему внутри организации, руководство компании пишет заявление в органы внутренних дел.
На основе данных организации, путем изучения документов, допроса коллег подозреваемого следствию не составляет особого труда собрать достаточно доказательств на виновное лицо. В подобных делах большое значение имеют именно документальные доказательства: платежки с подписями бухгалтера, данные компьютеров, выписки по счетам в банках о движении средств, сведения о том, что контрагенты не существуют в действительности, данные проводок и учета и т. д.

Более того, часто проворовавшийся бухгалтер настолько беспечен, что подделывает документы собственноручно, хранит их на работе или у себя дома, в открытую тратит украденные деньги, делая дорогостоящие покупки. В других случаях преступника выдает мотив совершения незаконных действий: он берет деньги в силу тяжелого положения в семье или в связи со случившейся бедой. В итоге на момент допроса или предъявления обвинения у него не остается выхода, кроме как признать вину.


В 2007 г. после проверок и ревизии на предприятии ООО «Астраханьгазпром» под суд попали два бухгалтера. Обе женщины совершили примерно одно и то же, не зная друг о друге. Одна — в дочерней структуре компании, другая — на головном предприятии.

Бухгалтер дочерней структуры ООО Нейля Фахрутдинова при подготовке электронного реестра зарплат, на основании которого банк перечислял деньги, завышала суммы окладов к начислению, хотя на счета сотрудников попадали суммы, озвученные им в качестве окладов. Излишки бухгалтер отправляла на свой счет. По данным следствия, за три года работы «опустошила» кассу своей компании более чем на 6 млн руб., после чего уволилась по собственному желанию.

Руководство компании обратилось в областное УВД, и милиция смогла доказать 34 эпизода мошенничества. В итоге бухгалтера осудили к лишению свободы условно за мошенничество с использованием служебного положения, совершенное в крупном размере (ч. 3, 4 ст. 159 УК РФ).

Сотрудница головного предприятия ООО «Астраханьгазпром» (бухгалтер I категории группы начисления заработной платы службы бухгалтерского учета) 58-летняя Нина Озерова в том же году была приговорена за аналогичное преступление уже к реальному сроку. В отличие от своей коллеги из дочерней компании, Озерова незаконно включала в зарплатные реестры и реестры отпускных фамилии умерших пенсионеров предприятия, а также членов их семей. Как выяснилось, напротив фамилий «мертвых душ» она указывала номер своей банковской карты.

По данным следствия, часть денег бухгалтер успела снять наличными через банкомат, другой частью она оплатила взносы по кредитам своего сына.

Сумма ущерба — более 1 млн руб. — была меньше, чем у коллеги из дочерней компании завода. Но поскольку украденные деньги пошли на погашение кредита, бухгалтера обвинили не только в мошенничестве, но и в легализации преступных доходов (ст. 174.1 УК РФ). Поэтому и наказание было более суровым — 3 года лишения свободы и штраф 50 тыс. руб.

Хищения с отмыванием

Случаи, когда бухгалтера наказывают за отмывание грязных денег, скорее исключение, чем правило. Тем не менее такое случается, если, как в предыдущем примере, похищенные у компании деньги использованы для погашения кредитов (своего или родственников), совершения покупок, передачи взаймы и т. д. Деньги считаются «отмытыми», когда поступают в легальный денежный оборот. Наказание по ч. 1 и 2 ст. 174.1 УК РФ определяется в зависимости от размеров легализованного: штраф 100–500 тыс. руб. или лишение свободы до 5 лет.

Главный бухгалтер ООО «Компания Тектон» Марина Иванова действовала через систему «клиент-банк». Против бухгалтера сыграло то, что из-за ее действий у компании образовалась недостача почти в 600 тыс. руб.

Следователи смогли доказать несколько эпизодов присвоения и отмывания денег главбухом. Так, через систему «клиент-банк» она перечислила свыше 70 тыс. руб. на счет матери под видом зарплаты за якобы выполненную работу по уборке помещения компании. В 2005–2006 гг. Иванова присвоила более 300 тыс. руб., получая в банке наличные по чекам компании, но не оприходуя их в кассу.

Но большую часть денег ей удалось получить, обманывая систему отчетности. Милиция установила, что, получая выписку из банка по системе «клиент-банк», главбух редактировала ее в своем компьютере: стирала наименование отправителя средств (клиента компании) и переводила деньги на свой счет. При этом в программе «1С: Бухгалтерия» она оформляла отчетность как платежи сторонним организациям.

В ходе следствия главбух признала, что украденные у компании деньги она использовала на оплату курсов повышения квалификации бухгалтеров (!), покупку квартиры и другие личные нужды. Кроме того, она оплатила из этих денег обучение своей дочери в вузе. В общей сложности нажива составила около 1,5 млн руб.

За присвоение вверенного имущества с использованием служебного положения в особо крупном размере (ч. 4 ст. 160 УК РФ) и легализацию денежных средств (ч. 1. ст. 174.1) суд приговорил Иванову к лишению свободы сроком на 5,5 лет и обязал выплатить нанесенный компании ущерб в полном объеме.

Персональные «однодневки»

Как правило, не особо считающиеся с законом компании для обналичивания денег, завышения расходов в целях налогообложения прибыли или вычетов по НДС перечисляют деньги по фиктивным договорам на счета фирм-«однодневок».
Но встречаются случаи, когда это делает бухгалтер в одиночку. В такой ситуации бухгалтер будет отвечать не только за мошенничество, но и за подделку документов — договоров, платежек, счетов-фактур (ст. 327 УК РФ).


Комментарий адвоката

Бухгалтера могут привлечь за дачу взятки или получение отката

Юрий Воробьев, адвокат юридической компании «Пепеляев, Гольцблат и партнеры»

- Помимо весьма распространенных неналоговых преступлений бухгалтеров, таких как мошенничество, присвоение, неправомерные действия при банкротстве (в частности, сокрытие сведений об имуществе путем фальсификации бухгалтерских документов), злоупотребление полномочиями, существуют случаи привлечения бухгалтеров к ответственности за дачу взятки (ст. 291 УК РФ). Наказание за такие действие — штраф или лишение свободы на срок до 8 лет.

В подавляющем большинстве случаев поимка взяточника происходит, когда в правоохранительные органы поступает заявление от лица о факте вымогательства у него взятки чиновником либо от чиновника — когда ему предлагают взятку (например, контролер выявил крупные нарушения в финансовой деятельности компании, а бухгалтер хотел бы их скрыть). По закону в случае вымогательства взятки бухгалтер будет освобожден от уголовной ответственности. Если же его обвиняют при отсутствии факта вымогательства, наказание могут смягчить активное способствование раскрытию преступления либо изобличение других соучастников.

Обвинение бухгалтера в получении отката — это скорее экзотика, но бывают такие случаи. Возьмем классическую откатную схему: нечистые на руку менеджеры среднего звена на просьбу поставщика произвести оплату за товар требуют деньги. Иногда, чтобы не подставлять себя, закупщики говорят, что деньги «за своевременную оплату» нужны главбуху, от которого зависят все платежи. На самом деле бухгалтер ничего не знает о намерениях менеджера. Как реагировать на предъявление подобного обвинения?

Если бухгалтер не причастен к такому своего рода вымогательству, то делать ему ничего не нужно. Следователи не смогут доказать, что он знаком с поставщиком лично или разговаривал с ним.

В ходе расследования будет проверяться финансовая и управленческая работа в организации: кто за что отвечает, как заключаются договоры и т. д. Это необходимо, в частности, чтобы установить, есть ли у бухгалтера возможность повлиять на очередность проведения платежей, ведь может случиться так, что платежки подписывает финансовый директор или кто-то другой. В таком случае слова менеджеров можно поставить под сомнение.
Вопросы к бухгалтеру возникнут, если милиция найдет расписки, свидетельствующие о связи бухгалтера и поставщика, или будет аудиозапись их переговоров и т. п.


Главбух ЗАО «База технического обслуживания флота» Н. попалась за неоднократную подделку платежек, с помощью которых она переводила деньги компании на расчетные счета других организаций. За восемь переводов главбух присвоила почти 448 тыс. руб.

По официальной версии, все обнаружилось, когда подчиненная «заложила» главбуха руководителю компании. В частности, она показала ему поддельный счет-фактуру. Работодатель назначил служебное расследование и мошенничество вскрылось. Несмотря на то что Н. признала свою вину и вернула чуть более 100 тыс. руб., руководство компании подало заявление в милицию.

По данным следствия, обналичивать деньги главбуху помог некий А., назвавшийся брокером фьючерсной биржи «Санкт-Петербург». По признанию главбуха, брокер передавал ей реквизиты питерских фирм-«однодневок», на которые она переводила средства. Деньги главбух получала в тот же день после перевода, за минусом 10% от суммы.

Злая шутка в том, что милиция так и не смогла найти таинственного брокера. Впрочем, отчасти это сыграло на руку обоим. Ведь в противном случае за преступление, совершенное в группе, и наказание могло быть значительно суровее.

Следствие также выяснило, что деньги переводились на счета сторонних фирм по фиктивным договорам об оказании услуг. При этом в копиях платежных поручений в графе получателя денег бухгалтер указывала налоговую инспекцию Адмиралтейского района Санкт-Петербурга, которая якобы неправильно рассчитала налоговую базу.

Обвинение просило назначить Н. условное наказание. Однако суд, найдя в ее действиях подделку документов и мошенничество (ч. 2 ст. 327, п. «б», «в» ч. 2 ст. 159 УК РФ), назначил ей 2 года 9 месяцев лишения свободы колонии общего режима. Кроме того, суд удовлетворил иск ЗАО «База технического обслуживания флота» о взыскании с Н. более 317 тыс. руб.

Кредиты и подделки

Еще одна категория дел связана с подделкой бухгалтером документов. Эти дела также встречаются нечасто и не всегда речь идет о банальной подделке справки о доходах, чтобы получить кредит на покупки или для личной наживы.

Такой случай произошел, например, в октябре 2008 г. года с главным бухгалтером ОАО «Данковский элеватор» в Липецкой области Надеждой Наумовой. Несколько лет назад ее предприятие заключило договор с банком на открытие кредитной линии в размере 6,2 млн руб. для приобретения сельхозтехники. В то время областные власти для поддержки сельхозтоваропроизводителей выделяли субсидии предприятиям, не имеющим задолженности по уплате налогов.
Чтобы получить такие субсидии на возмещение части процентов по кредиту, главбух подделала официальные справки о состоянии расчетов по налогам и обязательным платежам и предоставила их в управление сельского хозяйства области. Так предприятие получило от властей более 2 млн руб.

Несмотря на то что выгоду от подделок получило все предприятие, «крайним» сделали главбуха. За мошенничество с использованием служебного положения (ч. 3 ст. 159 УК РФ) и подделку документов (ч. 1 ст. 327) ей дали 7 лет условно.

Нечто похожее случилось с главбухом колхоза «Центральный» Оренбургской области в 2007 г. Чтобы получить кредит на нужды предприятия, она вместе с руководителем колхоза представила в ОАО «Россельхозбанк» искаженную отчетность (балансы, отчеты о прибылях и убытках и т. д.). В документах были раздуты прибыль и оборотные средства, скрыты убытки и задолженность. Полученным займом колхоз оплатил поставку зерна, иначе ему грозило банкротство.
Правда, в этом случае обошлось без обвинений в подделке документов — суд признал обоих виновными в незаконном получении кредита (ч. 1 ст. 176 УК РФ) и приговорил каждого к штрафу до 200 тыс. руб.

Меньше повезло главбуху одного из предприятий Нолинского района Кировской области. Она выдала своему безработному мужу справку, указав в документе, что он работает водителем предприятия с соответствующим окладом. Эту справку мужчина предоставил в один из местных банков, чтобы получить кредит на автомобиль. Подлог обнаружила служба безопасности банка, которая направила документы в районное УВД.

В итоге в августе 2008 г. суд вынес обоим супругам обвинительный приговор. Главбуха осудили за подделку официального документа (ч. 1 ст. 327 УК РФ) на 4 года лишения свободы условно, а ее мужу за использование заведомо подложного документа (ч. 3 ст. 327) назначили штраф 5 тыс. руб.

Если бухгалтер — свидетель

Предположим, в отношении руководителя компании возбуждено дело. Преступление не связано с неуплатой налогов, поэтому главбух пока свидетель. В то же время для следствия его показания очень важны. Директор не всегда вникает в подробности сделок и взаимоотношения с поставщиками, поэтому бухгалтер — главный источник информации о делах фирмы. Для главбуха это означает многочасовые допросы.

Как, отвечая на каверзные вопросы следователя, не подставить себя и руководителя и при этом не дать ложных показаний? Рассмотрим несколько ситуаций.

1. Следователь предупредил, что пока вы — свидетель, но если не будете сотрудничать со следствием, статус может измениться… Здесь важно не перестараться. Ответы на вопросы следователя не должны расходиться с содержанием документов, которые уже наверняка есть у следствия. В противном случае существует риск привлечения к ответственности за дачу заведомо ложных показаний.

2. Следователь предложил побеседовать без протокола. Это мероприятие называется опросом или получением объяснений. В отличие от допроса (следственного действия), от таких бесед можно отказаться. Несмотря на то что полученная в ходе опроса информация не является доказательством по уголовному делу, следователь может использовать ее для установления фактов, подтверждающих вину подозреваемых (в том числе бывших свидетелей).

3. Следователя интересуют детали «внутренней кухни» организации. Если вас застали врасплох, можно сослаться на то, что вы не вправе разглашать сведения, в отношении которых в организации установлен режим коммерческой тайны (например, содержание договоров и финансовых документов). Главбух, как и любой другой сотрудник, может их дать только с согласия гендиректора. В противном случае он может быть уволен (подп. «в» п. 6 ст. 81 ТК РФ) или ему придется возмещать ущерб компании, нанесенный раскрытием коммерческой тайны. Понятно, что совсем уклониться от показаний таким образом не получится, но по крайней мере можно выиграть время, не разозлив милиционеров прямым отказом.

4. Следователь задает некорректный вопрос. Вежливо отвечаете ему: «Запишите ваш вопрос в протокол, и я на него отвечу». Если в протоколе вопрос не записан, вы не обязаны на него отвечать. Этот прием помешает следователю писать черновик протокола и аннулировать заданный вопрос, если после вашего ответа он покажется ему невыгодным. Прежде чем задать следующий каверзный вопрос, следователь хорошо подумает.


Комментарий эксперта

К обналичке не причастен

Владимир Москаленко, заместитель директора юридической компании «ХОРИЦУ»

- В последнее время правоохранительные органы все чаще уличают компании в обналичивании и возбуждают уголовные дела по ст. 174.1 УК РФ «Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления». Как правило, «отмывание» вменяют одновременно с мошенничеством, незаконным получением кредита.

Доказать факт обналичивания не представляет труда, если зафиксирован путь движения денежных средств (фирма — банк — наличные — фирма). Главный бухгалтер, будучи ответственным за ведение учета денежных средств на предприятии, в таких случаях допрашивается в обязательном порядке. Для начала в качестве свидетеля.
Как не стать обвиняемым по такому делу?

Возможны следующие варианты построения линии защиты:

1. Главбух действовал строго по приказу руководителя, а документов, обосновывающих перечисление денежных средств, не было. Правда, для подкрепления данного факта необходимо наличие письменного указания (на слово в данном случае не верят).

2. Документы, послужившие основанием для платежа, представлены в полном объеме и в них все в порядке. Детально изучать контрагента на предмет наличия в нем признаков фирмы-однодневки бухгалтер не обязан.

3. На предприятии установлена система «банк-клиент» и доступ к ней помимо главбуха имеет другое лицо (генеральный директор, финансовый директор), которое и перечислило деньги. В данном случае потребуется получение сведений, подтверждающих реальную невозможность осуществления операции бухгалтером (в момент отправки платежных документов он находился на недосягаемом расстоянии от компьютера). Если же в момент осуществления операции он был в офисе, специалисты по криптозащите должны предоставить сведения о том, с использованием какого конкретного ключа осуществлялась операция.