Как измеряют оставшихся

Первые массовые увольнения показали, что компании сначала избавляются от малоэффективных сотрудников. Изменится ли что-то в связи с этим в оценке производительности оставшихся? Каких результатов ждут от них работодатели?

Сегодня уровень производительности российских предприятий составляет 10-30% от уровня США — к такому выводу пришли консультанты компании Strategy Partners, проанализировав данные Росстата, РосОЭЗ, исследование «Опоры», EU Klems, Всемирного экономического форума и Всемирного банка. «Если бы всего 10% от общего числа занятых в России работали на предприятиях со средним уровнем производительности в США ($137 00 на занятого), то валовой выпуск российской экономики увеличился бы приблизительно в 1,4 раза, а ВВП в — 1,5 раза», — говорится в отчете Strategy Partners «Производительность труда как ключевой фактор конкурентоспособности российской экономики». Чтобы достигнуть аналогичных показателей при текущем уровне производительности, потребуется дополнительно создать не менее 30 млн новых рабочих мест, комментирует управляющий партнер Strategy Partners Александр Идрисов.

  • Без кредитов

«Нам очень хотелось избежать сокращения персонала, — рассказывает управляющий директор НБ “Траст” Руслан Шатохин (по его словам, в банке сокращения затронули 10-12% персонала, ранее штат составлял 6500 человек), — но руководство понимало, что это наиболее быстрый способ уменьшить расходы». Оставшимся приходится приспосабливаться к новым требованиям. По словам Шатохина, если раньше производительность каждого сотрудника рассчитывалась по количеству выданных кредитов, то в ситуации кризиса банк переориентировал систему мотивации в сторону привлечения денег, т. е. депозитов: «Если раньше депозиты приходили с рынка сами благодаря рекламе, то теперь их объем является одним из ключевых показателей эффективности наших консультантов». Как результат в конце декабря депозитный фонд банка вырос по сравнению с предыдущим месяцем на 10%. Только один сотрудник, старший менеджер по продажам Александр Белов, привлек в декабре депозитов на сумму около 3 млн руб., рассказал Шатохин.

  • Без суеты и риска

«Мы уже несколько лет измеряем производительность труда на всех наших предприятиях, — говорит Александр Филатов, директор по стратегии компании “Русские машины”. — И на новых проектах, например на производстве Volga Siber, работники подобраны так, что производительность их труда такая же, как в Европе и США». И все же показатели KPI на 2009 г. пришлось скорректировать. Теперь работа каждого предприятия и сотрудника будет ориентирована на конкретный финансовый вклад, поясняет Филатов: снижение издержек, времени оборота капитала и повышение выручки. Раньше производительность труда оценивалась по более общим критериям, отмечает он.

«Безусловно, система показателей KPI у многих компаний будет меняться, — уверен Максим Протасов, председатель совета директоров консервного холдинга “Помидорпром”. — В прошлом году у нас она была ориентирована на увеличение рыночной доли компании, а в этом производительность труда практически всего топ-менеджмента будет оцениваться по двум ключевым показателям — гросс-марже (валовой прибыли) и чистой прибыли». В кризис компания не может позволить себе мероприятия, приносящие убытки, разводит руками Протасов: «Никаких «перспективных» рывков по типу «мы сегодня немножко потеряем, а завтра приобретем».

«Фокус оценки сотрудников смещается от выполнения плана роста продаж к планам по прибыли и управлению денежными потоками», — комментирует гендиректор компании «3М Россия» Светлана Баланова.

«У нас всегда ключевым показателем эффективности являлись страховые взносы, — говорит гендиректор компании “Отечество” Павел Иванушко. — Раньше самым распространенным было страхование кредитных автомобилей, сейчас акцент делается на другие продукты — например, на программы медицинского страхования». Кроме общего размера взносов в оценке эффективности консультанта особое внимание стало уделяться такому показателю, как убыточность по личному портфелю сотрудника (разница между тем, сколько человек принес денег компании, и тем, сколько выплат произошло по его договорам), добавляет Иванушко.

«В туристическом бизнесе совершенно не задумываются над тем, сколько стоит работа, которую мы взваливаем на свои плечи, — сетует Станислав Костяшкин, гендиректор российского агентства деловых путешествий “Континент экспресс”. — Что такое KPI для нас? Если на один выписанный билет агент будет вести три дня переписку с клиентом, а потом на этот билет последний сделает 10 изменений или вовсе вернет его, компания ничего не заработает, а производительность сотрудника будет нулевой. Мы должны научиться оценивать работу агентов ровно в тех деньгах, которые нам потом будет возмещать клиент».

  • Без замеров

До кризиса многие системы оценки производительности труда были искусственно усложнены. «Эти методики будут уходить с рынка», — полагает Ольга Гозман, директор компании Begin Group. Понять, кого уволить, а кого оставить, можно и на интуитивном уровне — никаких особенных способов измерения KPI для этого не нужно, добавляет она. В качестве примера Гозман приводит опыт собственной компании: в конце года, когда руководство обсуждало вопрос предстоящих сокращений, некоторые сотрудники неожиданно активизировались — стали быстрее и лучше работать. «Они и сами понимали, что попадают в группу риска, этих людей мы тем не менее уволили в первую очередь», — признается она.