В Госдуме вернулись к разговору о сокращении рабочих часов — так, как считают чиновники и показывает опыт других стран, эффективность труда увеличивается, компании преуспевают, а работники — отдыхают. Работодатели и профсоюзы относятся по-разному: одни уже ждут и готовятся реформировать график сотрудников, другие — опасаются сокращения зарплат и невыполненных планов. Редакция «Фонтанки» узнала, изменится ли в стране рабочий график, готовы ли сами россияне отдыхать три дня и при чем здесь искусственный интеллект.

76% выполнили норму, 20% — перевыполнили

Впервые о четырехдневной рабочей неделе заговорил Дмитрий Медведев еще два года назад: со времен СССР с шестидневкой сильно изменилась производительность труда, нужно следовать за мировой тенденцией. Тогда же Минтруд заявил о готовности рассмотреть предложения о сокращении рабочей недели, но дальше разговоров дело не пошло.

При этом эксперимент с четырехдневкой во многих странах проводят уже несколько лет — в основном не массово, а отдельными компаниями. В Исландии, к примеру, перевели 2,5 тысячи трудящихся на 35-36-часовую рабочую неделю — производительность труда либо осталась на прежнем уровне, либо выросла. В итоге 86 % занятого населения перешло на сокращение рабочего дня или приобрело механизмы для того, чтобы начать работу в таком формате.

В Великобритании 61 компания тоже перевела около 3000 работников на четыре рабочих дня в неделю. В итоге 40 % респондентов заявили о значительном снижении стресса, 71 % — о снижении уровня выгорания, более 40 % подтвердили улучшение ментального и физического здоровья, а еще 40 % сообщили, что стали легче засыпать. 96 % участников эксперимента отметили, что предпочитают четырехдневный режим работы, из них 15 % — что не согласны вернуться в обычный режим ни за какие деньги.

В октябре 2022 года, по данным опроса SuperJob, сокращенный рабочий график был установлен всего в 1 % российских компаний, в 2 % его вводили, но отказались. При этом четырехдневку поддержали 48 % респондентов.

В марте этого года к теме сокращения рабочих часов вернулись. Член комитета Госдумы по труду, социальной политике и делам ветеранов Светлана Бессараб предложила обсудить вариант сокращения трудовой недели: с понедельника по четверг работать как работали, а в пятницу отпускать сотрудников после обеда. По ее словам, многие работодатели и без того отправляют работников отдыхать в пятницу еще днем, так что инициатива на производственных процессах не отразится.

Наконец четырехдневку опробовали в Совкомбанке. В феврале 2022 года эксперимент запустили в Турции для сотрудников бэк-офиса и IT-компании «Совкомбанк Технологии». За четыре рабочих дня в неделю 76 % сотрудников полностью выполнили норму пятидневки, а 20 % — перевыполнили. В «Совкомбанк Технологии» заметили рост как качества работы, так и объема — сразу на 14 %. Не уложились в четыре дня только 4 % сотрудников.

До этого опыт четырех рабочих дней в России был только вынужденный. В марте прошлого года «АвтоВАЗ» сделал пятницу выходным днем, а выпадающий пятый день собирались оплачивать из федерального бюджета. Дело было не в борьбе с выгоранием, а проблемах на российском авторынке и дефиците поставок электронных компонентов.

Дорогу осилит идущий

В ряде российских компаний четырехдневку уже ждут с нетерпением, а в Ассоциации промышленников и предпринимателей уверены, что уменьшение рабочих часов неизбежно в принципе. Однако начать, по мнению их руководителя Сергея Федорова, все же следует с сокращения рабочего дня. Как вариант — свободная послеобеденная пятница или работа семь часов вместо восьми с теми же привилегиями.

«Я бы сделал сокращение рабочего дня в пятницу как первый шаг и посмотрел. Могу сказать по опыту некоторых предприятий Ассоциации — это благоприятно влияет на эффективность труда, потому что люди меньше напрягаются в течение дня и более эффективно работают. Я думаю, что дорогу осилит идущий. То, что мы обсуждаем — вопросы очевидные, они даже не требуют доказательств», — подчеркнул Сергей Федоров.

В компании «Интерсервис», занимающейся пассажирскими перевозками, четырехдневку поддерживают. По их опыту, за четыре дня работу в компании можно выстроить так, чтобы прирасти в эффективности на 40 %. Дело в малоэффективных, но затратных по времени задачах, к примеру, лишних переговорах. Если исключить лишние итерации и четко соблюдать временные рамки, то отдых в пятницу — это реализуемая задача, считают в компании.

Другой вопрос в том, что на перестройку рабочего процесса понадобилось несколько месяцев, так что сокращение рабочих часов не может произойти по щелчку ручки, которая соответствующий указ подпишет. Так что, как объяснили в «Интерсервисе», бизнесу нужно предоставить сроки и мотивацию, чтобы пять дней получилось уместить в четыре.

«Нам кажется, это своевременный тренд, направленный на улучшение как экономических, так и социальных процессов в России. Бизнесу он дает возможность прирасти по эффективности рабочих процедур. Людям — освобождает больше времени для личных дел, отдыха, семьи, самообразования и развития. Государству помогает экономить ресурсы, ведь, фактически, один день страна будет отдыхать, не потребляя государственные или бизнес-средства», — считают в «Интерсервисе».

Кроме того, четырехдневная рабочая неделя может стать еще одним преимуществом работодателя для соискателя, наравне со свободным графиком или возможностью удаленки, считает директор по развитию платформы «Авито Работа» Дмитрий Пучков. Тем не менее, глобальных трендов такого перехода пока в «Авито» не наблюдают, хотя удачные примеры введения сокращенной недели уже есть как за рубежом, так и в России.

«Люди, как мухи, начнут засыпать на работе»

При этом нужно понимать, что переход на четырехдневку может быть реализован далеко не во всех сферах. Не предприятиях работают посменно, у удаленщиков часто нет нормированного рабочего графика в принципе, а работники образовательных учреждений уже нервно смеются. «Нас бы от шестидневки освободить для начала, а потом уже говорить о пятидневке. 70-80% школ и вузов по России по субботам учатся, о какой свободной пятнице может идти речь?» — подчеркнули в одном из вузов.

Не очень актуальным новый рабочий график будет и для айтишников. Для индустрии вопрос с рабочими часами не очень характерен — большая часть работает на удаленке со свободным графиком, подчеркнул Валентин Макаров, президент ассоциации «Руссофт».

«Мы в такой сфере, где работа очень интересная, поэтому люди увлеченные, которые делают новые вещи для нового мира, работают и без выходных, и без отпусков. Другое дело — рутинная работа, от которой человек устает. Для офисных сотрудников вопрос перевода был бы актуальным», — отметил он.

Не подойдет такая система и для строительных компаний. Для прораба, инженера стройки и линейного сотрудника в принципе сокращение рабочих часов приведет к серьезным потерям по темпам строительства, подчеркнул глава Объединения строителей Петербурга Алексей Белоусов.

Директор по персоналу компании «Интерлизинг» Ирина Скубакова отметила, что модель четырехдневки переносима в российские реалии только частично — для самых прогрессивных компаний. Во-первых, многие имеют непрерывный цикл работы и сменный график, а не пресловутую пятидневку. Во-вторых, благополучие сотрудников, их душевное и ментальное здоровье важно или даже приоритетно, но не больше, чем результаты, выручка и прибыль. В-третьих, получается, что если за четыре дня можно перевыполнить пятидневку, то это люди недорабатывали и могут больше, а немногие руководители спокойно эту мысль переживут, подчеркнула Ирина Скубакова.

Тем более, что делать, если многие сотрудники все-таки не могут ни больше, ни столько же, обеспокоились в компании «Атлант»: «Пока наш менталитет не готов. Получается, нужно будет больше дел решить за четыре дня, а три дня отдыхать. В четыре дня будет больше стресса, люди, как мухи, начнут засыпать на работе».

При этом даже текущее трудовое законодательство позволяет сотруднику и работодателю договориться о режиме неполного рабочего времени с соответствующим изменением оплаты — статья 93 ТК РФ. «Но много ли вы знаете таких случаев? Я знаю немного, и это в основном те случаи, где работодатель обязан предоставить неполное рабочее время», — рассказала Ирина Скубакова.

Не снизятся ли зарплаты и ВВП

Кроме невозможности сделать переход массовым есть и другие справедливые опасения уже от сотрудников — не придется ли за свободную пятницу расплачиваться снижением доходов. В период пандемии и после февраля 2022 года, когда некоторые компании ограничили или полностью остановили работу, схема с сокращенным рабочим графиком и последующим сокращением зарплаты активно практиковалась, подчеркнула Ирина Скубакова. Отсюда вопрос — не будет ли четырехдневка скрытой формой безработицы.

В Ассоциации промышленников и предпринимателей считают, что оснований для снижения зарплат нет: если производительность труда действительно повысится, то сокращенная неделя не скажется ни на количестве, ни на качестве произведенной продукции. Тем же компаниям, где работает система почасовой оплаты, можно пересмотреть свои нормативы, посоветовал Сергей Федоров.

В «Интерсервисе» считают, что деньги поможет сохранить размеренный и постепенный переход. Если компании не будут готовы, то такая перестройка может уменьшить их зону маржинальности, обернуться банкротством и снижением фонда оплаты труда, а дальше это домино может досыпаться и до падения уровня ВВП.

«Но наш опыт показывает, что при должной подготовке, зашить рабочие процессы, связанные с организацией пассажирских перевозок, из 5 дней в 4 дня с тем же результатом — вполне возможно», — успокоили в «Интерсервисе».

С другой стороны, четырехдневка может привести и к росту ВВП. «Если исходный замысел — увеличить продуктивность, то есть тот же результат за меньшее время — о снижении ВВП речь идти не может. Напротив, некоторые отрасли даже нарастят — в дополнительное время отдыха люди будут тратить дополнительные средства на развлечения, покупки», — считает Ирина Скубакова.

Как искусственный интеллект создает «лишних людей»

К теме сокращения рабочих часов вернулись и на фоне развития нейросетей и технологий искусственного интеллекта. Как рассказали в Ассоциации промышленников и предпринимателей, общество движется к тому, что не нужно будет столько рабочих рук: они будут заменены робототехникой или искусственным интеллектом.

В «Интерсервисе», например, технологии поспособствовал оптимизации рабочих процессов. Искусственный интеллект помогал выявлять риски, подсвечивать функционал и исключать ошибки человеческого фактора при организации пассажирских перевозок и аренды автобусов.

«Я понимаю, что это (сокращение рабочих часов — ред.) неизбежно. Еще в СССР в отделе искусственного интеллекта, который был создан для обеспечения нашей оборонной промышленности, мы понимали, что многие рабочие места будут отобраны искусственным интеллектом», — подчеркнул Сергей Федоров.

Однако с мнением, что искусственный интеллект освободит людей от работы, согласны не все. Как объяснил Валентин Макаров, искусственный интеллект требует много рабочих голов, поэтому те страны, которые займутся созданием, а не только потреблением новых технологий, получат на каждое освободившееся рабочее место до 20 новых.

«Если просто потреблять технологии, тогда будет избыток рабочей силы. Люди будут увольняться, и их придется спасать тем, что больше давать отдыхать. Это тупик абсолютный, в период нового уклада нужно как можно больше вложить в новые исследования в освоение новых технологий. Тогда проблемы лишних людей, которым нечем заняться, в принципе не будет. Если Россия будет бороться за это лидерство, то нам не нужно будет переходить на четырехдневный рабочий день, нам эти люди будут нужны», — отметил президент ассоциации «Руссофт».

А готовы ли россияне отдыхать три дня?

Другой вопрос — а готовы ли сами россияне к четырехдневке. В Ассоциации промышленников и предпринимателей считают, что начать следует с сокращения рабочего дня в пятницу: оно будет воспринято легче, потому что люди еще не умеют квалифицированно и правильно отдыхать.

«Тут только два дня можно пить некоторые напитки, а если будет три, может, будет тяжело возвращать кого-то обратно», — подчеркнул Сергей Федоров.

По его мнению, нужно серьезно продумать, чем люди будут заниматься эти три дня. Прежде всего — спортивные мероприятия на уровне не только большого спорта, но и обывательского: в пределах дома, подъезда, семьи. Вопрос и в ценах: часто спорт обходится очень дорого.

«В теннисном клубе у вас берут 3-4 тысячи рублей в час, а когда-то в Англии мне хватало 5 фунтов в час. У нас нигде таких цен нет. Надо переходить на велосипедные дорожки — половина Нидерландов уже давно ездит на велосипедах. Это другая культура, так что нужно не заколачивать гвоздями окно в Европу, а смотреть и брать себе то, что правильно», — заключил Сергей Федоров.

Милена Солдатенко, «Фонтанка.ру»