У работников, не получивших "черные" зарплаты, обещанные устно, появился шанс в суде
© anekdotov.net

Суды теперь должны будут принимать во внимание объявления о вакансиях и вообще - "копать" в поисках истины, если с работником не было заключено никаких договоров. Так предписал ВС.

Под "честное" слово

Гражданин П. был принят на работу на должность прораба. Ему была обещана зарплата 80 тысяч рублей в месяц. Кроме того, поскольку его работа носила разъездной характер – из Москвы он постоянно перемещался на объекты в Московской области – ему была назначена также компенсация транспортных расходов в размере 23 тысячи рублей в месяц.

Однако своего отражения в каких-либо документах всё это не нашло. Трудовой договор П. на руки не получал. По факту ему выплачивалось от 25 до 69 тысяч рублей ежемесячно. На бензин он получил только один раз 5 тысяч. Проработал полгода и был уволен.

Как и всем

После этого гражданин пошёл в суд в надежде взыскать оставшуюся недоплаченную зарплату за весь период работы. Он насчитал 210 тысяч. Компенсацию транспортных расходов он требовал в размере 133 тысячм рублей. Кроме того, заявил некие убытки в размере 280 тысяч и компенсацию морального вреда 300 тысяч.

Суд первой инстанции решил, что требования гражданина чрезмерны. Суд посчитал, что недоплаченная зарплата составила всего лишь 6 тысяч рублей. Компенсацию морального вреда суд счёл справедливой в размере 1 тысяча рублей, и что представителю правильно выплатить 7 тысяч.

Принимая такое решение, суд учел показания работодателя о том, что на самом деле зарплата была установлена в размере 25 тысяч рублей в месяц – такая же, как и у других сотрудников организации. Это решение поддержано апелляцией и кассацией.

Что суд должен "нарыть"

После этого бывший работник обратился в ВС. Там судьи указали на недоработки суда первой инстанции в части исследования доказательств. ВС указал, что если отсутствует письменное подтверждение обещанной работнику зарплаты, то суд вправе определить её размер, исходя из обычного вознаграждения работника такой же квалификации в данной местности, а если такую информацию установить невозможно, то исходя из МРОТ в регионе.

В этой связи суды должны были выяснить:

  • какие системы оплаты труда и премирования установлены в организации, имелась ли в штатном расписании должность прораба, какой размер зарплаты и из каких частей был предусмотрен по этой должности, какие условия по размеру и составу зарплаты организация предлагала соискателям на рынке труда;
  • как П. извещался об условиях оплаты;
  • соответствовало ли полученное П. системам оплаты труда и премирования работодателя, сложности количеству, качеству работы, продолжительности рабочего времени П. и обычному вознаграждению работника по должности прораба в Москве, если в штатном расписании работодателя отсутствовала такая должность;
  • где находилось рабочее место П., действительно ли предполагался разъездной характер, каким образом П. добирался до места производства работ, использовал ли личный транспорт, нес ли расходы в интересах работодателя.

Взвалили всё на слабого

Суды обосновали своё решение только тем, что истец не представил никаких доказательств обещанной суммы зарплаты и компенсаций. В ситуации, когда с П. не заключались никакие договора, когда он не видел никаких локальных актов работодателя, располагать такими доказательствами он не может по определению. Он является более слабой стороной в данных правоотношениях, а суды, по существу, возложили всё время доказывания на П., освободив от этого работодателя.

При этом П. имеет на иждивении троих детей и жену и никогда не согласился бы работать за 25 тысяч. Также он представил распечатку с сайта поиска работы, где размещена вакансия этой же организации на его должность. Предлагаемая зарплата указана в размере от 100 до 120 тысяч. Суды эти доводы не оценили, хотя должны были это сделать. Что и исправят при новом рассмотении дела (определение ВС от 7 ноября 2022 года N 5-КГ22-91-К2).