Между ООО «А» (продавец) и ООО «Ю» (покупатель) был заключен договор купли-продажи транспортных средств. Согласно договору покупатель обязан выплачивать их стоимость в соответствии с графиком платежей (с мая 2015 по июнь 2019 года), транспортные средства должны быть переданы до 31 декабря 2014 года по акту приема-передачи. Вместе с тем, покупатель платежи не производил, транспортные средства из владения продавца не выбывали, с бухучета не сняты.

В связи с нарушениями условий договора покупатель обратился в суд с иском об истребовании имущества из чужого незаконного владения, который удовлетворен не был. Продавец предъявил встречный иск о признании недействительным договора купли-продажи – договор признан недействительным.

По результатам выездной проверки ИФНС доначислила ООО «А» налог на прибыль, НДС, пени  и штраф, полагая, что компания должна отразить реализацию транспортных средств в декабре 2014 года и исчислить налог на прибыль и НДС, а после признания сделки недействительной и реституции сторнировать ранее начисленные налоги в результате данной сделки.

Суды трех инстанций (дело № А32-27385/2016) отменили решение инспекции, установив отсутствие платежей за транспортные средства, отсутствие доказательств снятия их с учета и выбытия из владения продавца. Суды отклонили ссылку инспекции на регистрацию транспортных средств в ГИБДД на основании акта приема-передачи транспортных средств от 24 декабря 2014 года. Законом не установлено, что сделки, совершенные в отношении транспортных средств, подлежат обязательной госрегистрации - правовой режим движимого имущества не предусматривает госрегистрации перехода права собственности. Право собственности на транспортное средство может возникнуть в результате исполнения гражданско-правовой сделки.

В решении кассации (Ф08-2773/2017 от 13.06.2017) указано: «факты подписания договора купли-продажи при отсутствии доказательств его фактического исполнения, подписания акта приема-передачи транспортных средств от 24.12.2014 для регистрации транспортных средств в ГИБДД при отсутствии доказательств передачи самих транспортных средств, сами по себе не влекут налоговых последствий».

Учитывая, что сделка купли-продажи фактически не исполнена ее сторонами, транспортные средства фактически не переданы покупателю, данная сделка не подлежала отражению в учете и не влечет налоговых последствий.