У компаний-банкротов имелась задолженность перед банком, который затем был включен в реестр требований кредиторов. ООО выкупило у банка право требования задолженности. Затем были приняты решения о передаче нереализованного на торгах имущества компаний-банкротов залоговому кредитору (ООО) в счет погашения его требований. ООО заявило вычет в декларации по НДС.

По результатам камеральной проверки ИФНС отказала в возмещении НДС.

Инспекция установила, что налогоплательщик создан в период банкротства контрагентов, не имеет материальных и трудовых ресурсов, декларации представлял с нулевыми (или близкими к нулю) показателями, деятельность не вел. Право требования приобретено за счет беспроцентных займов, полученных от третьих лиц. При этом учредителями последних являлись работники компаний-банкротов, все договоры займа являются идентичными, полностью совпадают по содержанию, условиям предоставления и возврата займа; отличие состоит лишь в идентифицирующих признаках организаций. 

Суды трех инстанций (дело № А03-21733/2014) признали законным решение инспекции, указав, что представление полного пакета документов применительно к НДС не является достаточным доказательством, подтверждающим правомерность возмещения налога. Суды (постановление кассации Ф04-25750/2015 от 24.05.2017) отклонили довод компании о возврате денежных средств займодавцам, поскольку документально подтвержден только частичный расчет по договорам займа. Необходимость приобретенного имущества для ведения деятельности компанией не доказана.