Между ООО (принципал) и АО (агент) заключен агентский договор на реализацию нефтепродуктов, принадлежащих принципалу на праве собственности. Согласно договору агент обязуется за свой счет обеспечить приемку, хранение и учет нефтепродуктов принципала.

Инспекция установила, что расходы на приобретение услуг по хранению в период с июля по ноябрь 2012 года превышали полученный агентом размер вознаграждения, фактически не возмещались и поэтому, по мнению инспекции, были оказаны принципалу безвозмездно. Компания в нарушение пункта 16 статьи 270 НК завысила расходы на сумму затрат, связанных с безвозмездным приемом, хранением и отпуском нефтепродуктов, а также в нарушение подпункта 1 пункта 1 статьи 146 НК занизила налогооблагаемую базу по НДС по безвозмездно оказанным услугам.

Суды трех инстанций (дело № А72-4255/2016) отменили решение инспекции, установив, что итоговый положительный финансовый результат от сделки в 2012 году составил 3,7 млн рублей, рентабельность 26,7%.

При этом пунктом 3 статьи 423 ГК установлена презумпция возмездности сделок. Поскольку агентский договор не содержит условий о безвозмездном характере комплексной услуги по приему, хранению, отпуску нефтепродуктов, то услуги по договору считаются возмездными.

В решении кассации (Ф06-18223/2017 от 06.03.2017) указано: «осуществление деятельности, которая в том или ином отчетном (налоговом) периоде по каким-либо причинам являлась убыточной, само по себе не свидетельствует о безвозмездном оказании налогоплательщиком услуг (выполнении работ, передаче товара). Оценка целесообразности экономической деятельности хозяйствующего субъекта выходит за пределы полномочий налогового органа».