ООО «Т» (лизингодатель) заключило с ООО «М» (лизингополучатель) договор лизинга имущества (здания механического цеха, столярного цеха и склада строительных материалов, и прочее). Затем на основании соглашения, заключенного между ООО «Т», «М» и «Г», права и обязанности лизингополучателя перешли к ООО «Г», а затем и к ООО «А». Все договоры были зарегистрированы в Росреестре, имущество передавалось на основании актов приема-передачи, графики лизинговых платежей были согласованы сторонами. ООО «А» учло лизинговые платежи в расходах и заявило вычет по НДС.

По результатам выездной проверки ИФНС доначислила ООО «А» налог на прибыль, НДС, пени и штраф, придя к выводу о получении компанией необоснованной налоговой выгоды в результате экономически необоснованной передачи лизингового имущества по цепочке взаимозависимых лиц. Инспекция указала также на погашение лизинговых платежей за счет заемных средств и отсутствие прибыли от использования лизингового имущества.

Суды трех инстанций (дело № А34-139/2015) признали решение инспекции недействительным, указав, что все названные соглашения зарегистрированы в уполномоченном органе, имеются акты приема-передачи имущества, согласованные сторонами сделки графики лизинговых платежей. Спорные сделки заключены не единовременно, а со значительным сроком совершения финансово-хозяйственных операций, составляющим в каждом случае 2 года. Кроме того, участники сделки производили уплату в бюджет сумм НДС и налога на прибыль.

В свою очередь, инспекция не доказала отсутствия деловой цели и направленности действий компании на получение необоснованной налоговой выгоды. 

Суды отклонили доводы инспекции об уплате лизинговых платежей за счет заемных средств и отсутствие прибыли от использования лизингового имущества, поскольку это не свидетельствует о получении необоснованной налоговой выгоды.

В решении кассации (Ф09-8291/2015 от 16.11.2015) указано: «все сделки прошли государственную регистрацию, и какого-либо спора по поводу реально переданного в лизинг имущества не имеется».