ООО «А» приобретало товар у ООО «С» для реализации на экспорт.

По результатам камеральной проверки декларации по НДС, представленной ООО «А», инспекция отказала в возмещении налога. Налоговики решили, что фактически товар на экспорт реализуется непосредственно ООО «С», поскольку у ООО «А» отсутствуют затраты на ведение финансово-хозяйственной деятельности, производственные и трудовые ресурсы; компании взаимозависимы, находятся по одному адресу, у них совпадают IP-адреса, бухучет ведется одними и теми же лицами, отсутствует перемещение товара.

По мнению инспекции, отгрузка товара покупателям с минимальной наценкой (0,6%), в то время как рентабельность по отрасли составляет 12-13%, свидетельствует об отсутствии у вновь созданного путем дробления бизнеса налогоплательщика - ООО «А» деловой цели направленной на получение прибыли от ведения финансово-хозяйственной деятельности.

Суды трех инстанций (дело № А76-26658/2014) признали решение инспекции недействительным, установив, что транспортировка товара производилась иностранными покупателями автомобильным транспортом, о чем свидетельствуют ТТН. Документы складского учета и договоры хранения ТМЦ отсутствовали, так как отгрузка товара назначалась ООО «А» на определенный день согласно поданной заявке от конечного потребителя.

Все расчеты велись по предоплате. Поскольку товар приобретался с НДС (18%), а реализовывался за пределы РФ с НДС (0%), расчеты от зарубежных покупателей не покрывали закупочную стоимость товара, так как процент наценки составлял в среднем 0,6% – 1,5%, в результате чего формировалась кредиторская задолженность налогоплательщика перед производителем. Данная задолженность погашалась по мере получения денежных средств в виде возмещенного НДС.

В результате суды пришли к выводу об отсутствии оснований для признания полученной налогоплательщиком налоговой выгоды необоснованной. Суды установили, что спорные операции учтены поставщиком истца - ООО «С» - в налоговой базе по НДС, что указывает на поступление в бюджет от контрагента суммы НДС, возмещаемой истцом.

Суды (постановление кассациии Ф09-6065/2015 от 27.08.2015) отметили, что инспекция фактически оценивает экономическую целесообразность, рациональность и эффективность сделки, то есть выходит за пределы своей компетенции, поскольку ни налоговый ни судебный контроль не призваны проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности.