В решение о проверке вписали не того полицейского: допрос контрагента - не доказательство
© РИА Новости

В проверяемом периоде ООО «М» осуществляло поставку товара (алюминиевого сплава) ООО «А» и являлось единственным поставщиком данного сплава компании. В качестве подтверждающих документов были представлены договор, счета-фактуры и товарные накладные.

По результатам выездной налоговой проверки ООО «А» инспекция доначислила НДС, пени и штраф, посчитав вышеуказанные операции не реальными, ссылаясь на подписание документов от имени ООО «М» неустановленным лицом и отрицание директором ООО «М» причастности к деятельности.

Суды трех инстанций  (дело № А12-14452/2013) признали решение инспекции недействительным.

Суды учли, что ООО «М» является зарегистрированным в законном порядке юрлицом, договор заключен в соответствии с требованиями законодательства. При выборе данного контрагента ООО «А» была проявлена должная осмотрительность: получены копии свидетельства о постановке на учет в налоговом органе, доверенности на право подписания документов, использованы официальные источники информации, характеризующих деятельность контрагента.

Указывая на непричастность гражданина Ш. (лица, значащегося учредителем и руководителем) к организации и деятельности ООО «М», инспекция ссылается на объяснения самого Ш., взятые оперуполномоченным майором полиции В. Однако данный майор не был включен в состав проверяющих, указанных в решении о проведении выездной проверки. Вместе него в документе фигурировал другой полицейский, который допросом не занимался.

Согласно законам «Об оперативно-розыскной деятельности» и «О полиции», инструкции ФНС от 30.06.2009 № ММ-7-2-347 только привлеченный к проведению выездной налоговый проверки сотрудник полномочен проводить оперативно-розыскные мероприятия, фиксировать их результат и представлять его в налоговый орган в целях надлежащей фиксации установленных им обстоятельств.

Кроме того, при взятии объяснения Ш. не был предупрежден об ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний либо за дачу заведомо ложного показания. По мнению судов, отрицание Ш. причастности к деятельности ООО «М» связано с его желанием уйти от ответственности за действия (бездействия) в должности руководителя ООО «М», и, как следствие, нежеланием представить достоверные сведения, необходимые для налогового контроля.