В проверяемом периоде ОАО «А» был заключен договор оказания услуг с ООО «Э» по выполнению функцией единоличного управления, по которому функции управления переданы ООО «Э» за вознаграждение. По результатам выездной налоговой проверки ОАО «А» доначислен налог на прибыль, НДС, а также пени и штраф.

Инспекция сочла данные затраты документально не подтвержденными и экономически необоснованными. При этом акты сдачи-приемки услуг, по мнению инспекции, не содержат детализации оказанных услуг и не подтверждают реальности осуществленных мероприятий, поскольку не содержат сведений в части количественных и качественных характеристик оказанных услуг.

Суды первой и апелляционной инстанций (дело № А81-2271/2013) согласились с инспекцией. Однако кассация отменила их решение, указав, в частности, что договоры о передаче полномочий единоличного исполнительного органа являются законными корпоративными сделками, способствующими, в частности, повышению эффективности контроля и управляемости компаний.

В данном случае заключенные сделки не признаны недействительными, претензии к ним у инспекции отсутствуют, проверка правильности цены договоров инспекцией не проводилась.

Законодательство прямо закрепляет право налогоплательщика отнести затраты по оплате услуг управляющей организации к прочим расходам (пункты 1, 2 статьи 252, подпункт 18 пункта 1 статьи 264 НК).

Кассация отмечает, что акты выполненных работ и приемки оказанных услуг подписаны компаниями с учетом особенностей гражданско-правового договора на возмездное оказание услуг, счета-фактуры содержат все необходимые реквизиты, что позволяет отнести произведенные расходы к документально подтвержденным.

В решении кассации указано: «действующее законодательство не содержит требований о необходимости детального указания в актах приемки оказанных услуг объема трудозатрат работников исполнителя по выполнению договорных обязательств».

При этом компетенция единоличного исполнительного органа определена законом об акционерных обществах  и уставом компании. В нее входит управление всей текущей деятельностью за исключением вопросов, отнесенных к компетенции общего собрания акционеров или совета директоров.