КС будет решать, как платить налог на прибыль с продажи заложенного имущества банкрота
© anekdotov.net

Пока что в этой части залоговые кредиторы оказываются в ущемленном положении по сравнению с реестровыми.

Когда с торгов продается имущество банкрота, возникает доход, облагаемый налогом на прибыль. Но, как выяснилось, в этом вопросе далеко не всё однозначно.

Разный статус – разные шансы

Дело в том, что имущество может быть заложено, а может – не быть. Первый претендент на выручку от продажи заложенного – конкретный кредитор, которому оно и было заложено. "Свободное" же имущество попадает в общую конкурсную массу, из которой получают свою часть компенсации все кредиторы, включая налоговиков.

С учетом этого различия и исходя из сложившейся судебной практики суды первой и апелляционной инстанций разрешили исковые требования налоговиков по одному из "банкротных" дел – А09-15885/2017. В результате уплата налога с заложенного имущества оказалась в приоритете перед требованиями кредиторов, в том числе – залогового кредитора, а с незаложенного – наоборот. По сути, с незаложенного налог на прибыль не будет уплачен практически никогда.

Суды решили, что налог на прибыль с продажи имущества, являющегося предметом залога, относится к текущей задолженности и платится за счет выручки от реализации заложенного имущества еще до начала расчетов с залоговым кредитором. При этом налог на прибыль с продажи незаложенного имущества платится за счет имущества должника, оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, включенных в реестр.

Долой дискриминацию

Указанное решение насчет заложенного имущества устраивало налоговую, но не устроило ни конкурсного управляющего, ни банк, являющийся кредитором и держателем залога.

В кассации предпринята попытка унифицировать подход – окружной суд решил, что налог с продажи заложенного имущества должен уплачиваться в том же порядке, что и с незаложенного. То есть – после расчетов с кредиторами, включенными в реестр.

Не в последнюю очередь повлияло то, что ранее практика, которую применили первая и вторая инстанции, сложилась в отношении налогов на имущество и на землю, а не налога на прибыль. Окружной суд указал на различия в природе этих налогов. Имущественные налоги связаны с продолжение эксплуатации имущества, в том числе, заложенного, и в том числе – за период проведения банкротных процедур. При этом продажа имущества – вынужденная мера, полученный доход не связан с продолжением предпринимательской деятельности, а имеет своей целью распределение между кредиторами. Так что доход этот образуется лишь формально, отметил суд. Поэтому уплата налога с такого дохода не может оказаться в приоритете.

Кассация отметила также, что недопустимо неравенство в правах кредиторов в зависимости от того, являются они залоговыми или нет. Кредиторы с необеспеченными требования не понесут бремени уплаты налога, в то время как залоговому кредитору выплата будет сделана за вычетом налога. Такие различия не имеют законных оснований, указал суд.

Налоговикам такой вариант не понравился (мол, уплата налога на прибыль не должна быть обусловлена целью реализации), и они подали жалобу в ВС. Там судьи не стали брать на себя бремя разрешения разногласий, связанных с дискриминационными факторами, увидев в этом функцию Конституционного суда. Так что ВС направил по этому поводу запрос в КС (определение 310-ЭС19-11382(2)).