Прощение долга, дарение и налоги: сказал ли ВС что-то новое на недавнем пленуме
© anekdotov.net

По сути, позиция ВС не отличается от прежней позиции ВАС, которая ставит квалификацию прощения в зависимость от его целей. Это позволяет (и будет позволять) избежать страхвзносов при прощении долгов сотрудникам; учесть в расходах убытки от прощения при наличии у кредитора интереса в этом. И, как и прежде, не отменит НДФЛ с матвыгоды.

Появилось постановление пленума ВС от 11 июня 2020 г. N 6, посвященное вопросам прекращения обязательств, в его окончательной редакции. В некоторых СМИ прошла информация о чуть ли ни революционной смене курса в части квалификации прощения долга. Разберемся, так ли это. ВС пишет:

Прощение долга не свидетельствует о заключении договора дарения, если совершается кредитором в отсутствие намерения одарить должника. Об отсутствии такого намерения могут свидетельствовать, в частности, взаимосвязь между прощением долга и получением кредитором имущественной выгоды по какому-либо обязательству (например, признанием долга, отсрочкой платежа по другому обязательству, досудебным погашением спорного долга в непрощенной части и т.п.), достижение кредитором иного экономического интереса, прямо не связанного с прощением долга, и т.п.

Отношения кредитора и должника по прощению долга квалифицируются судом как дарение только в том случае, если будет установлено намерение кредитора освободить должника от обязанности по уплате долга в качестве дара (пункт 3 статьи 423 ГК РФ). В таком случае прощение долга должно подчиняться запретам, установленным статьей 575 ГК РФ, пунктом 4 которой, в частности, не допускается дарение в отношениях между коммерческими организациями.

Что было раньше

До сих пор действовали позиции по этому вопросу, высказанные ВАС. Например, в информационном письме президиума ВАС от 21.12.2005 № 104 говорится:

Отношения кредитора и должника по прощению долга можно квалифицировать как дарение, только если судом будет установлено намерение кредитора освободить должника от обязанности по уплате долга в качестве дара. В таком случае прощение долга должно подчиняться запретам, установленным статьей 575 ГК РФ, пунктом 4 которой не допускается дарение в отношениях между коммерческими организациями.

То же самое президиум ВАС высказал в постановлении от 15.07.2010 N 2833/10, вынесенном по делу № А82-7247/2008 в качестве надзорной инстанции. Спор с налоговой касался возможности учета в расходах убытков, возникших из-за прощения части долга, которое было элементом мирового соглашения и позволило договориться с должником о графике погашения оставшейся части долга. Таким образом, имел место интерес кредитора в прощении, соответственно, о безвозмездности этого акта говорить не приходится, а значит, он направлен на получение дохода, а значит, убыток учесть в расходах можно. ВС подчеркнул, что, не предприняв мер по урегулированию задолженности, кредитор мог бы списать ее как безнадежный долг, и сам факт принятия таких мер не должен ставить налогоплательщика в худшее положение.

Этот пример впоследствии (в 2014 году) приводила ФНС, уточняя, что налоговики должны выяснять цели прощения, прежде чем делать доначисления.

То же, но другими словами

По сути, ВС сформулировал ту же позицию о прощении и дарении, которую ранее озвучил и применял на практике при разрешении споров ВАС. Так что с точки зрения налоговых отношений вряд ли стоит ждать чего-то нового.

Вместе с тем, Минфин высказывался более категорично в 2016 году: согласно пункту 16 статьи 270 НК безвозмездная передача расходы не увеличивает. Видимо, о мнении ВАС Минфин забыл, и с этой точки зрения новое постановление ВС послужит чиновникам хорошим напоминанием.

Ни ВАС, ни ВС не запрещают при определенных условиях признать прощение дарением – если кредитор от прощения не получает никакой выгоды и никакого встречного предоставления. Этот подход позволяет избежать начисления страховых взносов при прощении сотрудникам долгов по займам (или – за приобретение у работодателя квартир): в обмен на прощение работник ничего сверх своих обычных обязанностей не делает, значит, тут имеет место дарение, не являющееся вознаграждением за труд, значит, нет базы для обложения взносами. Этот подход с таким же успехом будет применяться и после выхода постановления ВС.

Также ничего не изменится с точки зрения НДФЛ. Дело в том, что финансовые ведомства традиционно относят к облагаемому доходу полученную материальную выгоду, а она при прощении возникает независимо от того, назвать его дарением или нет.

Текст: Елена Степура