Журнал «Проверка в компании» № 1/2008
Коснова Марина , корреспондент журнала

— Андрей Владимирович, одна из глав­ных проблем, препятствующих развитию российского бизнеса, — огромное количество проверок. И мы знаем, что ваше ведомство уже внесло в Правительство РФ законопроект, который освободит компании от ряда проверок.

— Снижение бремени административных барьеров — одна из ­главных задач, в направлении которых работает МЭРТ, в первую очередь департамент государственного регулирования в экономике. И действительно, в этой связи нами уже разработаны и внесены на рассмотрение Правительства РФ поправки в Кодекс об административных правонарушениях. Они сократят полномочия милиции по 15 составам нарушений, допущенных компанией. Это, например, контроль требований санитарных норм и государственных стандартов, правил продажи товаров, растений и животных, мебели, строительных материалов, непериодических изданий, агрохимикатов и пестицидов. С полным списком можно будет ознакомиться, когда закон будет одобрен и поступит в Государственную думу. Вероятно, этого можно ожидать в весеннюю сессию 2008 года. Вступят в силу поправки соответственно летом 2008 года. Кстати, эти новшества коснутся не только мелкого, как пишут некоторые газеты, а всех видов бизнеса.

— Погодите. Вы сказали, что полномочия милиции будут ограничены. Это означает, что право проверить компании по этим основаниям у милиции все-таки останется?

— Только в одном случае — в случае обмана потребителя, и только по его письменному заявлению. То есть, к примеру, покупателю показалось, что товар некачественный, он сможет, как имел на это право и раньше, написать заявление в милицию. И сотрудники милиции будут обязаны явиться для проверки попавшей под подозрение компании. Соответственно, контрольные закупки также будут осуществляться милицией только на основании поступившей жалобы.

Полномочия, которые отходят от милиции, перейдут к Роспотребнадзору. Он останется инициативным контролирующим органом, в то время как милиция таковым больше не будет без жалобы потребителя.

Изменения действительно кардинальные. Тяжело проходило обсуждение этого проекта с Министерством внутренних дел? Оно ведь могло настаивать на сохранении порядка проверок?

— Не скажу, что было сложно согласовывать с МВД этот проект. Все решения принимались обоюдно. К тому же, не соглашусь, что такие нововведения могут означать в будущем увеличение количества нарушений в ведении бизнеса. Мы оставили за потребителями право жаловаться, просто сняли излишнюю контролирующую функцию государства. Теперь проверки станут точеными, а контроль более эффективным. Надзорные органы будут контролировать не все предприятия, а только те, где в процесс ведения хозяйственной деятельности действительно требуется вмешательство государства как проверяющего.

— Андрей Владимирович, а получится так: милиция лишится большинства полномочий, а Роспотребнадзор, к примеру, станет проверять жестче и чаще?

— Нет, конечно. Это просто физически для сотрудников упомянутого ведомства невозможно. Ведь штат Роспотребнадзора не будет увеличен. Важно, чтобы бизнес понимал: нововведения, о которых я рассказываю, не направлены на то, чтобы перенести в другую сферу издержки по проверкам, передав контрольные полномочия другим ведомствам, например. Наша деятельность, повторюсь, направлена на снижение бремени, которое несет проверяемый бизнес. В этой же связи нами подготовлен еще и новый проект закона «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственных проверок». Прошлая редакция закона была принята уже достаточно давно, в 2001 году. Очевидно, что она требовала обновления.

— Чем новая редакция будет отличаться от старой?

— В новой редакции закона, который, мы надеемся, будет ­согласован со всеми заинтересованными ведомствами в I квартале этого года, планируется три очень важных новации. После первой проверки штрафовать организацию не будут. Если по наиболее массовым составам, тем, где нет угрозы жизни и здоровью людей, вы­являются нарушения, контролирующим органом выставляется предписание. И в случае, когда за отведенное для выполнения предписания время нарушение не устранено, будет выставляться штраф. Логично, когда за то, что предприниматель что-то недописал на ценнике, ему сначала укажут на это, подскажут, что надо исправить, а не станут сразу штрафовать.

— А какое время будет отведено для выполнения предписания?

— То, о чем мы сейчас с вами говорим, пока проект. Конкретных цифр сейчас я назвать не могу, но время, отведенное для выполнения предписания, будет определять сам контролирующий орган. И скорее всего сроки будут разные для разных нарушений: для того же неправильного ценника свой небольшой срок, а для нарушений, требующих большего времени на устранение, возможно, и месяц.

Андрей Владимирович, а не получится так, что после повторных нарушений будут выноситься более высокие штрафы?

— Нет, нами не планируется увеличение штрафов за повторные проверки. Новый закон не разрабатывается для того, чтобы, убрав штраф после первой проверки, увеличить его по итогам последующих. Мы не пытаемся задобрить бизнес обещаниями о том, что проверок станет меньше, а сами всяческими путями подстраиваем новые законы под старые методы контроля. Проверки действительно станут менее масштабными и более простыми для прохождения. Для этого же будут сокращены основания для плановых проверок, тех, что не инициированы жалобой покупателя. Такими основаниями останутся особо опасное производство, сезонные проверки (например, школ к Первому сентября) и изъятие товара, опасного для жизни и здоровья. Других не будет. Это вторая новация. По третьему нововведению будет установлен срок, в течение которого все контролирующие ведомства в совокупности смогут проверять предприятие. Сейчас речь идет ориентировочно о 80 часах. Мы опирались на европейский опыт: у поляков, например, совокупный срок для проверок две недели, то есть тоже 80 рабочих часов. Соответственно, если проверяющие приходят вне установленного лимита — на 81-й час, проверять предприятие они не будут иметь права.

— А кто же будет «засекать время»?

— Время будет учитываться по журналу прихода и ухода, а также по протоколу проверки, где будет указываться, сколько часов провел проверяющий в компании. И опять же, компаниям надо понимать: главное не то, что они смогут жаловаться на пришедших не во время контролеров, а то, что сами проверяющие не придут в организацию вне установленного времени, так как их к этому обяжет закон.
Также нашим ведомством разрабатываются сейчас методики, по которым каждому предприятию будет вменена степень риска, учитываемая при проверках: их допустимом количестве, размере штрафов. По этой новой методике контролеры будут ходить, например, не по всем предприятиям общественного питания, а по тем, где люди действительно не могут себя защитить. Зачем приходить с проверкой в дорогой ресторан, который и так заботится о своем статусе и качестве предоставляемых услуг? Пусть лучше контролеры более тщательно проверяют школьные столовые. У контролирующих органов должно поменяться представление о главной цели проверок: устранение реальных нарушений, которые были замечены потребителями, а не сплошной контроль, который только чинит бизнесу бесконечные препятствия.

Мы, кстати, кроме поправок ­в КоАП и новаций в Федеральный закон № 134-ФЗ для снижения издержек от административных барьеров планируем сократить список лицензирования и перечень товаров, подлежащих обязательной сертификации.

Наше ведомство понимает, что согласование даже трех упомянутых новаций закона № 134-ФЗ может встретить сопротивление некоторых ведомств, хотя в них — соль нового документа. И мы будем настаивать на них, надеясь на политическую поддержку правительства.

— Андрей Владимирович, Федеральный закон № 134-ФЗ не распространяется на налоговые проверки. А как вы думаете, можно ли ожидать, что и налоговое ведомство решит изменить принципы контроля?

— Очень хочется надеяться. То, что мы сейчас проделываем по этому закону, было бы хорошо сесть и обговорить с ФНС. Я думаю, естественно, как и другие ведомства, полномочия которых мы сокращаем новым законом и поправками в КоАП, налоговая служба не сразу пойдет на то, чтобы так кардинально менять процедуру и характер своих проверок.

Нам надо сначала закончить с новшествами, которые мы сегодня обсуждали, а там будет видно и по перспективам изменения принципов налогового контроля. Все-таки налоговые проверки должны стать более обоснованными и выборочными. Ведь появились уже четкие методики по определению фирм-«однодневок». Так вот хотелось бы, чтобы были и другие методики, которые выделяли компании, совершенно точно недоплачивающие налоги. И чтобы именно туда приходили с налоговой проверкой, а не в организацию, выбранную по жребию.