С заведующей магазином был заключен договор о полной индивидуальной материальной ответственности, согласно которому работник принимает на себя полную материальную ответственность за недостачу вверенного ему работодателем имущества. Недостача в магазине была обнаружена в ходе инвентаризации, с результатами которой заведующая ознакомлена под роспись. Затем несколько раз произведена повторная выборочная инвентаризация товарно-материальных ценностей. Акты по этим инвентаризациям заведующая не подписала, в том числе и по причине того, что уже была уволена по собственному желанию. 

Работодатель пытался взыскать недостачу с заведующей в судебном порядке, однако получил отказ в двух инстанциях.

Суды выяснили, что аналогичные договоры о полной индивидуальной материальной ответственности были заключены еще с 17 работниками магазина. Кроме того, товарно-материальные ценности, указанные в инвентаризационных документах, заведующая в подотчет не принимала. При ее приеме на работу полная инвентаризация товарно-материальных ценностей в магазине не проводилась.

Так что в данном случае истцом-работодателем суд счел, что ему не представлены доказательства противоправности поведения работницы, ее вины в причинении ущерба; причинной связи между ее поведением и наступившим ущербом; наличия прямого действительного ущерба.

Апелляция разъяснила, чем договор коллективной материальной ответственности отличается от договора индивидуальной. В случае заключения первого существует презумпция виновности членов коллектива в недостаче, и каждый должен доказывать отсутствие своей вины. В случае же индивидуальной ответственности обязанность доказывания вины работника в недостаче возложена на работодателя.

К тому же, поскольку с заведующей заключен договор об индивидуальной материальной ответственности, она в полном объеме причиненного ущерба отвечает за недостачу только тех ценностей, которые вверены лично ей, и не может отвечать за недостачу ценностей, которые она в свой подотчет не принимала. Следовательно, нельзя ей вменить недостачу в целом по магазину.

И, наконец, сами по себе результаты инвентаризации подвергнуты судом сомнению, поскольку магазин во время ее проведения не закрывался, и доступ к товару имели покупатели.