Борис Титов обратился к премьер-министру с просьбой о расширении поддержки отраслей, пострадавших от последствий коронавируса.

Уполномоченный при президенте РФ по защите прав предпринимателей Борис Титов обратился к главе российского правительства Михаилу Мишустину с письмом, в котором предложил расширить поддержку для отраслей, пострадавших от последствий коронавируса. Как сообщает ТАСС со ссылкой на текст документа, одним из предложений стала годовая отсрочка по уплате всех налогов.

По его данным, в пострадавших отраслях занято не менее 3 млн человек. Согласно данным опросов, проведенных институтом бизнес-омбудсмена, 35-45% таких предприятий в случае длительного продления ограничений будут частично или полностью сокращать сотрудников, что вызовет негативные социальные последствия. А уже принятые меры поддержки (субсидии на заработную плату в размере МРОТ и кредиты под 3% годовых), по мнению уполномоченного, компенсируют лишь потери нерабочих дней с 30 октября по 7 ноября 2021 года.

«Предложено предоставить отсрочку по уплате всех видов налогов для пострадавших предприятий сроком на 12 месяцев, без предоставления обеспечения (банковской гарантии); рекомендовать субъектам РФ продлить на год срок всех непогашенных займов, кредитов или ссуд, выданных за счет бюджетных средств бизнесу пострадавших отраслей», — прокомментировали в пресс-службе омбудсмена обращение.

Также Борис Титов считает необходимым изменить принцип кредитной программы ФОТ 3.0 (кредитование пострадавших предприятий под 3% годовых) на невозвратный при выполнении условий по сохранению штата. Важно к тому же снять ограничение на участие в программе в части необходимости быть получателем кредита по предыдущей программе ФОТ 2.0, отмечает омбудсмен.

Среди других предложений — увеличение максимального периода предоставления дополнительных субсидий в размере МРОТ до восьми недель; расширение действия субсидий на пострадавшие компании, не включенные в реестр малых и средних предприятий; выплата субсидии в размере МРОТ с учетом районных коэффициентов в районах Крайнего Севера и приравненных к ним.

Титов предлагает освободить пострадавшие предприятия от уплаты 100% арендных платежей по договорам аренды земельных участков и объектов нежилого фонда, находящихся в собственности государства; отложить утверждение результатов очередной государственной кадастровой оценки объектов недвижимого имущества, оставив ее на предыдущем уровне; установить мораторий на отключение потребления отопления, электричества, газа и воды, если просрочка предприятия по оплате наступила во время действия ограничения.

Также есть предложения, касающиеся микрофинансовых организаций. Борис Титов просит рекомендовать Банку России по аналогии с решениями, принятыми в 2020 году, предоставить возможность кредитным и МФО принимать решение «о неухудшении оценки финансового положения предприятия, попавшего под ограничения». Он выступает за увеличение сроков предоставления микрозаймов, предоставленных субъектам МСБ, в период действия режима повышенной готовности или режима чрезвычайной ситуации, до трех-пяти лет (сейчас — два года).

Хорошо бы одних ограничить, чтобы другим разрешить

Пандемия оказалась серьезным испытанием для российского и мирового бизнеса, констатирует руководитель представительства инвестиционного фонда ANIF в России Сергей Григорян. В 2020 году, когда были реализованы первые меры поддержки для бизнеса, пострадавшего из-за ограничений, связанных с COVID-19, власти еще не предполагали, что пандемия останется с нами надолго и бизнес придется поддерживать не один год, напоминает он.

С весны прошлого года власти старались не идти на крайние меры и не замораживать работу бизнеса надолго. Но, тем не менее, краткосрочные локдауны периодически случаются. Безусловно, потери из-за этого понесли самые разные сферы, но больше всего ограничения ударили по общепиту, сфере развлечений и гостиничному сектору. Если так пойдет и дальше, то около 20-30% предприятий в этих сферах вынуждены будут закрыться.

По самым грубым оценкам, при таком сценарии без работы могут оказаться около 3 млн человек, и это, конечно же, совершенно не будет способствовать стабилизации экономической ситуации в России. Поэтому, уверен Григорян, бизнес нуждается в дополнительной поддержке. Другой вопрос — на сколько при такой поддержке хватит ресурсов. Разумно было бы как минимум снять ограничения на заполняемость кинотеатров, театров, кафе, ресторанов и т.д. — при условии, что туда проходить будут только вакцинированные, полагает эксперт.

Вообще же, добавляет он, Россия гораздо лучше, чем многие другие страны, прошла первую волну тотальных ограничений, и российская экономика чувствует себя сейчас лучше потому, что доля малого бизнеса здесь составляет менее 20%.

«При других обстоятельствах я бы сказал, что это плохо для экономики, но в пандемию данный фактор сыграл бизнесу на руку. Ведь закрывались, не выдерживая давления, по большей части маленькие компании — у крупного бизнеса есть резервы, чтобы пережить подобные ситуации. Поэтому потери были меньше, чем ожидалось», — заключает Сергей Григорян.

Что лучше: компенсации или возможность работать?

Многим может не хватить для спасения даже того списка мер, который предложил Борис Титов, считает шеф-аналитик TeleTrade Пётр Пушкарёв. На практике, говорит он, чем дольше длятся по стране локдауны, действует система QR-кодов для допуска в общепит, торговые центры, в объекты для проведения досуга, занятий спортом — тем больше и потери бизнеса. И было бы очень верно жёстче привязать сроки обнуления арендной платы, предоставления скидок по кредитам, субсидии хотя бы в размере пресловутого 1 МРОТ на сотрудника, к периоду действия QR-кодов в любом конкретно взятом регионе.

То есть, чем дольше будет продолжаться в том или ином регионе действие системы QR-кодов, тем больше власть обязана за это компенсировать малому бизнесу нанесенный ему ущерб, считает аналитик. Тогда и невозвратные кредиты по схеме ФОТ 3.0 означали бы уже не разовую компенсацию 12,8 тыс. руб. на работника в этом году или 13,9 тыс. со следующего года, а заметное увеличение этой суммы, исходящее из количества недель или месяцев, в течение которых длятся ограничения. Вот тогда повысятся и шансы действительно сохранить штат. А выплаты по 1 МРОТ абсолютно не помогут работодателю найти средства, чтобы заплатить людям остальную часть положенной им зарплаты.

Уже очевидно, что обороты малых предприятий в сфере услуг, торговых центров падают в разы именно из-за принудительного ограничения доступа туда граждан, констатирует Пушкарёв. И подсчитав деньги, которые уходят на компенсации, в правительстве буквально под лупой начнут изучать возможность снять ограничения пораньше. А чтобы меньше было искушений для самоуправства с произвольными периодами продления доступа по QR-кодам в субъектах федерации (раз уж решения о вводе и сохранении ограничений возложены — формально — именно на глав регионов), то и часть компенсаций надо бы в разумных пределах выдавать за счёт бюджета регионов. Скажем, допустим, в пределах 20% от доходной части бюджета области или края.

Как только эти средства начнут заканчиваться, регионы встанут перед дилеммой: снимать ограничения и прекращать выплату компенсаций за их счёт, или же обращаться срочно в центр за миллиардными дотациями для регионального бюджета. При таком выборе было бы намного меньше искушений для самоуправства в регионах — наоборот, они бы ещё и теребили федеральную власть предложениями завершить уже «особый» режим пораньше. Благодаря этому, привязка в сроках компенсаций к действию ограничений могла бы на практике сократить потери бизнеса, что даже более важно для его спасения, чем увеличить компенсации.

Что касается годовой отсрочки по уплате налогов, то с финансовой точки зрения властям было бы не слишком накладно принять такое решение. Бизнес, который не выживет, всё равно не сможет заплатить налогов — ни с прибыли, ни с НДС, говорит Пушкарёв. Закрывшееся предприятие — оно ведь не только зарплату не платит. Оно не даст в итоге отчислений в ОМС и в пенсионный фонд, на соцстрахование. А значит, государству придётся потратиться из своего кармана на повышенные с прошлого года пособия по безработице. Так что, ему выйдет даже дешевле простить на год налоги, которых оно может вообще не получить.

Включи логику и не режь корову

Если включить эту логику, то, по идее, можно изыскать средства и на обнуление аренды — хотя бы на срок действия кодов. Можно поднапрячься, и в масштабе страны предоставить 50% требуемой суммы арендодателю в виде невозвратной субсидии, а оставшиеся 50% возложить на владельца помещения, обязав его простить половину арендной платы, ради того чтобы получить от государства хотя бы другую половину, а не простаивать. По той же схеме можно было бы поступить и со списанием части суммы банковских кредитов: половина суммы списания за счёт банка, половина от государства. Ведь лучше так, чем окончательная смерть предприятия и полный невозврат кредита.

Да, признает Пушкарёв, на заявленные меры ушли бы из бюджета в итоге несколько триллионов рублей, а не суммы порядка сотен миллиардов, но суммы примерно на порядок более крупные накоплены сейчас и в ФНБ, и в валютных резервах. Составят они не более трети и от налоговых сборов, полученных государством от тех же малых предприятий за предыдущие пару лет. Так что речь идёт, по сути, лишь о возврате бизнесу части его же денег, уже уплаченных государству в целях успешного функционирования этого государства. В том числе, чтобы оно было способно в свою очередь обеспечить защиту бизнесу.

Сейчас, считает эксперт, пришел как раз тот момент, когда очень нужно предоставить защиту предпринимателям и миллионам занятых в пострадавшей сфере людей. Это может дать не только прямой результат в виде сохранения бизнеса на плаву, а значит новых налоговых выплат от спасенного к государству ещё долгие годы. Едва ли не больше будет значить формирование доверия, лояльности предпринимателей к государству. Поддержите бизнес — и он станет надежной опорой для власти, а не подпиткой политически несогласных с курсом.