Компания занималась производством ферросилиция, для производства которого использовала, в том числе, добываемый кварцит. В результате его первичной обработки получались кварциты фракций 25-120 мм (которые использовались в производстве ферросилиция) и до 25 мм (отходы производства). Последние учитывались на счете 10.6 «Возвратные отходы» в части реализованного покупателям по цене реализации, остальная часть не учитывалась в связи с использованием на собственные нужды, в том числе на рекультивацию отработанных участков рудника.

По результатам выездной проверки ИФНС доначислила налог на прибыль, пени и штраф, признав кварциты фракций до 25 мм готовой продукцией.

Суды трех инстанций (дело № А27-19836/2016) отменили решение инспекции, установив, что лицензионное соглашение по добыче кварцита предусматривает объем отходов производства до 60%. Для компании образование отходов является вынужденным, поскольку технологический процесс производства товарного кварцита фракции 25-120 мм невозможен без появления отходов.

Суды (постановление кассации Ф04-3174/2017 от 21.08.2017) отклонили ссылку инспекции на судебные акты в рамках другого дела с налогоплательщиком – установлено, что компания добывает, в том числе, кварциты фракции до 25 мм. Эти выводы сделаны в отношении правомерности исчисления НДПИ – когда налогоплательщик выступает как недропользователь, а налоговой базой по НДПИ являются полезные ископаемые. Специфические нормы по определению «добытого полезного ископаемого» применяются только для исчисления НДПИ и не могут быть распространены на исчисление налога на прибыль.

Также суды отклонили ссылку инспекции на показания главного инженера компании, согласно которым щебень может являться сырьем для строительной отрасли. Это обстоятельство, по мнению судов, не дает инспекции права переквалифицировать отходы производства в готовую продукцию. Доказательств  наличия у компании возможности для производства строительных материалов инспекцией не представлено.