Решением суда с контрагентов в пользу компании взыскана задолженность, в том числе неустойка. Задолженность была учтена компанией при исчислении налога на прибыль. Затем компания уступила право требования задолженности в размере 721 млн рублей физическому лицу за 341 млн рублей. Разницу компания учла во внереализационных расходах за 2012 год.

По результатам выездной проверки ИФНС уменьшила убытки компании при исчислении налога на прибыль, указав, что неустойка не является товаром, поэтому включение ее в расходы противоречит пункту 2 статьи 279 НК.

Суды трех инстанций (дело № А33-14048/2016) отменили решение инспекции, указав, что статья 279 НК не содержит указаний на то, что в целях применения данной нормы подлежит учету только доход от реализации права требования основного долга и не учитывается доход от реализации неустойки, начисленной на основной долг.

В решении кассации (Ф02-820/2017 от 17.03.2017) указано: «учет налогоплательщиком в соответствии с пунктом 3 статьи 250 Кодекса в составе внереализационных доходов для целей исчисления налога на прибыль неустойки по хозяйственным договорам подтверждает право общества в порядке статьи 279 Кодекса отразить в составе внереализационных расходов убыток от сделки уступки права требования этой неустойки».