В июле-сентябре 2007 года ООО «В» поставило ООО «А» товар, оплата которого была произведена не в полном объеме. В результате у ООО «А» образовалась кредиторская задолженность в сумме 14,3 млн рублей. По результатам выездной налоговой проверки за 2009-2010 годы ООО «А» привлечено к ответственности, и ему доначислен налог на прибыль. Инспекция указала, что срок исковой давности по задолженности истек в октябре 2010 года, после чего она подлежала включению во внереализационные доходы.

Однако компания считала, что совершенные ею действия прервали срок исковой давности. В частности, были составлены акты сверки расчетов на 31.03.2009 и взаимозачета от 31.12.2009, и произведена частичная оплата долга 17 декабря 2010. Поэтому фирма обратилась в суд (дело № А42-3665/2012).

Суд первой инстанции согласился с компанией, однако апелляция и кассация отменили его решение.

В соответствии с пунктом 18 статьи 250 НК кредиторская задолженность с истекшим сроком исковой давности подлежит включению во внереализационный доход. Общий срок исковой давности равен трем годам (статья 196 ГК).

В отношении акта сверки расчетов суды установили, что в нем не указана дата его подписания сторонами, а содержится лишь ссылка на то, что документ составлен по состоянию на 31.03.2009. По результатам почерковедческой экспертизы установлено, что подписи на актах сверки и взаимозачета от имени ООО «В» выполнены неустановленными лицами.

Кроме того, зачтенные обязательства и сам взаимозачет в учете компании отражены не были, что подтверждается актом инвентаризации на 26.02.2010, который был представлен в ходе предыдущей выездной проверки.

Ссылка компании на платежный документ, свидетельствующий о частичной уплате и признании задолженности, суды также отклонили. Оплата была произведена после октября 2010 года, но до 31.12.2010, то есть до последнего дня того отчетного периода, в котором истекал срок исковой давности. Суды разъясняют, что прерывание течения срока исковой давности возможно лишь в пределах этого срока, а не после его истечения. 

При таких обстоятельствах компания в целях исчисления налога на прибыль за 2010 год была обязана учесть кредиторку в составе внереализационных доходов.

Однако суды отмечают, что в данном случае инспекция должна была включить в доходы задолженность за исключением суммы, оплаченной в 2010 году.