Заем, по которому изменена в текущем квартале процентная ставка, рассматривается как возникший в квартале ее изменения. Поэтому такой заем может считаться сопоставимым наряду с остальными займами, полученными в течение квартала. Не согласились суды с инспекцией и по второму эпизоду дела - в части исключения из состава представительских расходов затрат на аренду жилья привлекаемых иностранных специалистов.

По результатам выездной проверки компании был уменьшен убыток по налогу на прибыль по нескольким эпизодам. Компания не согласилась с таким решением и обратилась в суд (дело № А56-18767/2013).

Первый эпизод связан с исключением налоговиками из состава внереализационных расходов сумм начисленных процентов по полученному компанией займу. Налоговики расценили, что компанией в 1 полугодии 2009 года не соблюдены требования статьи 269 НК - в целях учета процентов в расходах долговые обязательства могут быть признаны сопоставимыми при одновременном соблюдении четырех критериев: та же валюта, те же сроки, сопоставимые объемы и аналогичные обеспечения. Поэтому проверяющие учли в составе расходов проценты по займу лишь частично – в пределах ставки рефинансирования, увеличенной в 1,5 раза, и исключили тем самым из состава расходов почти 32 миллиона рублей.

Компания предоставила суду письмо кредитора и договор займа кредитора с третьим лицом. Из письма следует, что заимодавец выдавал в 1 квартале спорного периода займы и другой организации. Суд согласился, что условия займа кредитора с заявителем и со сторонней компанией можно признать сопоставимыми: сумма невозвращенных займов не превышала 1 300 миллионов рублей, займы выдавались в рублях, срок займа 5 лет. Процентная ставка по договорам отличалась не более, чем на 20%.

Суд первой инстанции вынес решение о законном включении в первом квартале в состав расходов суммы процентов в полном объеме. Однако во втором квартале кредитор предоставлял займы только заявителю, поэтому суд оставил решение налоговиков в части начисленных процентов за 2 квартал без изменения.

Однако апелляционный суд указал и на другие существенные обстоятельства. Заем истцу выдавался траншами, поэтому для целей статьи 269 НК каждый полученный транш рассматривается как отдельное долговое обязательство. Во втором квартале был получен 1 транш в 50 миллионов рублей. По остатку ранее полученного займа в 883 миллиона рублей была изменена процентная ставка. Как следует из буквального смысла статьи 269 НК, такой долг рассматривается как обязательство, возникшее в том квартале, когда изменена ставка. Поэтому суд признал сопоставимыми условия транша, полученного во 2 квартале, и остатка задолженности по ранее полученным траншам, процентная ставка по которым была изменена.

Так что апелляция признала законность включения в состав расходов всей суммы процентов по долговым обязательствам 2-го квартала.

По второму эпизоду налоговики исключили из состава представительских расходов затраты на аренду жилья иностранным специалистам, направленным в компанию по соглашениям о предоставлении персонала.

Суд первой инстанции частично отменил решение ИФНС, указав, что в соглашениях о привлечении двух иностранных граждан была оговорена обязанность оплатить все местные расходы, связанные с работой сотрудника в России. В соглашениях указано на производственную необходимость их привлечения. Поэтому суд признал расходы на аренду квартир, оплату услуг риэлторов экономически оправданными и направленными на получение дохода.

В отношении расходов на аренду жилья третьему специалисту и членам его семьи суд согласился с решением налоговиков, так как в соглашении о привлечении этого специалиста не оговорена обязанность заявителя по обеспечению его жильем.

Апелляционная инстанция отменила решение налоговиков также и в последней части. Судьи указали, что ИФНС и суд первой инстанции не учли нормы закона 115-ФЗ "О правовом положении граждан в РФ" и постановления правительства РФ "О предоставлении гарантий материального, медицинского и жилищного обеспечения иностранных граждан и лиц без гражданства на период их пребывания в РФ". Компания не могла произвольно отказаться от исполнения требований законодательства.

Кроме того, суд отметил, что экономическая целесообразность этих расходов вытекает из "действительной общей воли сторон договора о предоставлении персонала, что также должно приниматься во внимание при оценке последствий договора, в частности налоговых".

Кассация решение апелляционного суда оставила в силе.