Если инспектора, проверяя крупнейшего налогоплательщика, просто запрашивают у его партнеров документы по интересующим их сделкам, то они не могут доначислить им налоги, даже если обнаружат нарушения, пишет Шевцова в журнале “Российский налоговый курьер”. Проверка же такого контрагента позволит доначислить ему налоги. К тому же налоговики смогут тогда потребовать у него любые сведения, а не только касающиеся взаимоотношений с крупнейшим налогоплательщиком. “Иногда, анализируя конкретную сделку, инспектор приходит к выводу, что правильнее увеличить доходы и доначислить налоги у одного предприятия, чем снимать расходы у другого, — объясняет она. — Или при проверке одной организации выявляется наличие налоговой базы у другой”. Например, проверяя партнеров одного столичного ликероводочного завода, ФНС выявила факты уклонения от налогов, доначислив по всей цепочке 1,3 млрд руб. Если бы проверкам подвергся только завод, то бюджет получил бы лишь 184 млн руб.

Налоговики часто пытаются возложить на компании ответственность за их контрагентов, говорит юрист крупного холдинга. Большинство таких процессов инспектора проигрывают, отмечает юрист.

С этого года возросла роль проверки контрагентов. При камеральной проверке компании налоговики могут потребовать дополнительные документы лишь по НДПИ, НДС и льготам. Ранее Шевцова заявила “Российскому налоговому курьеру”, что документы, которые налоговики не смогут получить у компании, они могут требовать у контрагентов. А столичное управление ФНС разослало по инспекциям порядок проверки контрагентов фирм-однодневок. Изучив банковские проводки однодневки, налоговики проверят ее партнеров, получивших от нее или перечисливших ей 10 млн руб. с момента открытия счета. Проверка ждет и всю цепочку контрагентов. Но вот хватит ли для этого возможностей ФНС, сомневаются эксперты.

Ведомости