Президиум ВАС рассмотрел на своем заседании дело № А20-3227/2011, в котором ИП выступила против регионального отделения ФСС. Предметом спора стало выплаченное работнице ИП пособие по беременности и родам, которое ФСС отказался компенсировать в полном объеме.

За 11 месяцев до ухода в декрет (соответственно, за несколько месяцев до наступления беременности) работница была принята в должности юриста с окладом в 30 тысяч рублей. С учетом этого оклада работодатель-ИП начислил ей пособие при наступлении страхового случая в сумме около 138 тысяч рублей. ФСС при этом счел возможным зачесть только 45 тысяч. Фонд исходил из того, что оптимальная зарплата этой работнице должна была составлять 10 тысяч в месяц.

Аргументация фонда такова: во-первых, лицо, назначенное ИП на должность директора объекта, получало зарплату 20 тысяч. Во-вторых, на заседании президиума ВАС представитель фонда отметил, что у работницы не было ни высшего юридического образования, ни опыта работы в соответствующей должности. В-третьих, ИП, приняв ее на работу в середине месяца, выплатил ей зарплату за полный месяц (эта же сумма и вошла в расчет пособия). В-четвертых, у ИП в указанный период были убытки, к тому же, зарплата фактически не выплачивались, и отчисления в ФСС не производились. Это было сделано только перед наступлением страхового случая (согласно книгам учета доходов и расходов ИП). В-пятых, в материалах дела нет документов, которыми подтверждалось бы исполнение работницей ее должностных обязанностей. В-шестых, после ухода работницы в декрет ИП на ее место никого не нанял. И в-седьмых, в регионе средняя зарплата по отрасли в разы ниже, чем начислявшиеся работнице 30 тысяч.

Исходя из всего этого, как сказал представитель фонда, был сделан вывод об отсутствии реальных трудовых отношений, следовательно, действия страхователя и работницы направлены на неправомерное получение пособия за счет ФСС. Однако чтобы совсем не ущемлять права работницы, ставшей матерью, ФСС решил зачесть пособие хотя бы из расчета зарплаты в 10 тысяч в месяц.

Суд первой инстанции встал на сторону ИП. Аргумент, который подчеркнула и коллегия судей ВАС, состоял в том, что фондом фактически было признано наличие трудовых отношений, поскольку в выплате пособия не было отказано полностью. Исходя из этой логики, получалось, что фонд на свое усмотрение "назначил" новую сумму зарплаты не понятно, на каких основаниях.

К тому же, по поводу разницы в зарплатах директора и юриста в деле имеются табели учета рабочего времени, из которых следует, что спорная работница, в отличие от директора, выполняла трудовые обязанности ежедневно. Судом первой инстанции установлено, что руководство объектом фактически осуществлялось ею (несмотря на должность), а юридическое образование у нее было, хотя и неоконченное. Были частично опровергнуты и другие доводы ФСС.

Но апелляция и кассация приняли во внимание аргументацию фонда. Однако их решение президиум ВАС отменил, поскольку счел, что решение суда апелляционной инстанции было основано на переоценке обстоятельств. Между тем, оценка доказательств по делу - это обязанность суда первой инстанции, следующие вправе отменять его решение лишь в случае неверного применения норм права.

Таким образом, в итоге решения фонда признаны незаконными.