Нынешняя пенсионная реформа ущемляет и бизнес, и пенсионеров

Новый, 2010 год войдет в историю пенсионной реформы под экзотическим позывным “валоризации”, по-русски – повышения. А еще проще: средняя пенсия составит не менее двух прожиточных минимумов пенсионера. Также на 10% увеличится пенсионный капитал за стаж с 1991 по 2001 год. Плюс на 1% за каждый “советский” рабочий год.

Еще одна новизна – перевод базовой части в страховую, то есть пенсия полностью будет выплачиваться из средств Пенсионного фонда, без участия федерального бюджета. По мнению экспертов, решения, направленные на улучшение жизни пенсионеров, дадут лишь краткосрочный эффект. При этом нанесут большой урон бизнесу.

На хлеб хватит, на масло вряд ли

А сколько это – достойная пенсия? Ответить непросто, но государственная даже с учетом валоризации невелика. В среднем увеличение пенсионного капитала за счет валоризации составит 1431 рубль в месяц. Наибольший эффект от валоризации ощутят люди старше 80 лет – прибавка в месяц составит до 1700 рублей. Пенсионеры до 60 лет получат в среднем 700 рублей, от 61 года до 70 лет – 1300 рублей.

Есть вариант получать нормальную пенсию, советуют эксперты, если делать добровольные страховые взносы в негосударственные пенсионные фонды либо по программе “1000 на 1000”. Оксана Дмитриева, член Комитета Госдумы по бюджету и налогам, высказывается по поводу валоризации более решительно. Она считает, что пенсионная реформа ущемляет и бизнес, и пенсионеров. Так, с 2011 года будет повышена ставка единого социального налога с 26 до 34%. При этом налогообложению подлежат заработки только до 415 тысяч рублей в год или 34 тысяч рублей в месяц. Понятно, что это никакая не плоская шкала налогообложения, а суперрегрессивная, когда бедный и средний (или его работодатель) будут платить существенно больше, чем богатый, поясняет Оксана Дмитриева. Так, эффективная ставка по заработной плате до 34 тысяч рублей в месяц – 34%. Это основная часть наемных работников. Реальная ставка социальных взносов при заработной плате 68 тысяч рублей в месяц – 17%. Это заработки в банках и компаниях топливно-энергетического сектора. Далее, реальная ставка при среднем заработке 136 тысяч рублей в месяц – 8,5%. Это то, что будут платить работодатели управляющих компаний. И наконец, по заработной плате топ-менеджмента и работников холдинговых компаний эффективная ставка налогообложения будет достигать 3,4% и ниже.

Деньги бедных дорожают, богатых дешевеют

По расчетам Оксаны Дмитриевой, выходит стимулирование еще большей неравномерности в оплате труда. Ведь заработная плата топ-менеджмента и управленческого персонала превышает среднюю в этих же организациях в 50–100 раз. При новых условиях уплаты социальных взносов это становится экономически выгодно. Заработная плата топ-менеджменту – это дешевые деньги, а заработки рядовых работников – дорогие деньги. При этом дыра в Пенсионном фонде так и остается, так как при неравномерном распределении фонда оплаты труда 30–40% выводится из-под налогообложения. При этом с рубля зарплаты основной части работников надо заплатить 34% социальных взносов + 13% подоходного налога: итого 47%. Плюс появляется плата за сбор средств для пенсий и соцстраха для пенсионеров (до этого был бесплатным). Это делала налоговая служба за счет общих ассигнований их федерального бюджета. Теперь все расходы на сбор социальных взносов – за счет пенсий и страховок. Что касается предпринимателей, то ожидается увеличение количества проверок и проверяющих. К налоговикам прибавятся инспектора Пенсионного фонда и соцстраха.

Налоговый кулак

По подсчетам экспертов, повышение пенсий, не имеющее аналогов в истории современной России, потребует и беспрецедентного расходования бюджетных средств. Дело в том, что резко повысив пенсии в период быстрого старения населения и снижения трудоспособного населения, чтобы поддерживать достигнутый уровень пенсий в 38% от заработной платы (Россия ратифицировала Социальную хартию Европы, согласно которой размер пенсии относительно уровня доходов в период трудового стажа должен составлять не менее 40%, в России этот показатель равнялся 19%) в течение ближайших лет, правительству придется изыскать еще примерно 20% существующего бюджета Пенсионного фонда. Причем найти эти средства придется помимо тех источников, которые были заложены трехлетним бюджетом. После 2011 года постепенно придется увеличивать доходную базу Пенсионного фонда на 20% к концу десятилетия либо за счет налогов, либо за счет повышения размеров страховых взносов, либо за счет каких-то других источников. По сути дела увеличение доходности Пенсионного фонда придется проводить либо за счет сокращения, к примеру, расходов на образование и здравоохранение, либо за счет резкого увеличения налогов, либо повышать пенсионный возраст. Но правительство с упорством отодвигает эту тему “на потом”, игнорируя настойчивые посылы Росстата о том, что в ближайшие десятилетия численность россиян будет только сокращаться. Поэтому вопрос о поиске денег для содержания пенсионеров становится наиважнейшим.

– Как государство будет оплачивать завышенные соцобязательства через пару-тройку лет, даже если к тому времени выйдет из кризиса? – волнуется Евгений Гонтмахер. – Федеральный бюджет рискует превратиться в придаток пенсионной системы. Налоговый удар будет очень сильным: страна может потерять 1–2% ВВП.

По мнению Александры Очировой, председателя Комиссии по вопросам социального развития Общественной палаты, приумножить пенсионные средства можно, направив их на финансирование проектов частно-государственного парт-нерства, целью которых является создание и восстановление хозяйственной инфраструктуры. Такой способ, по словам Очировой, мог бы принести гораздо больший доход, чем при инвестициях в фондовый рынок. Если средства направлены на фондовый рынок и, к примеру, вложены в облигации, то существует риск банкротства эмитента, при котором вложенные средства могут быть утеряны навсегда. С другой стороны, если бы эти средства были инвестированы в строительство завода по производству бетона или в строительство автодороги или объекта ЖКХ, то в любом случае инвестор в лице НПФ может взять построенный объект под свой контроль. Управляя им, беря плату за проезд по дороге или продавая бетон, фонд мог бы получить прибыль гораздо большую, нежели доход по облигациям.

– Меры, принимаемые сегодня в России в рамках пенсионного реформирования, ориентированы на краткосрочное решение проблемы. Они оставляют открытыми перспективы долгосрочной финансовой устойчивости пенсионной системы и с этой точки зрения чрезвычайно уязвимы, – убежден Михаил Дмитриев, президент Центра стратегических разработок. – Валоризация, связанная с переоценкой предыдущего страхового капитала граждан, уже вышедших на пенсию, фактически не затрагивает прав будущих пенсионеров.

По мнению экспертов, есть два варианта: усилить стимулы для дополнительного накопления пенсии, увеличить финансирование пенсионной системы за счет долговых обязательств России. Либо разделить пенсионную систему на две части: для нынешних пенсионеров и для будущих. Источником пенсий для первых останется бюджет, а прочим придется отказаться даже от базовой части пенсии: выходное пособие они получат только за счет накопительных систем, составленных с участием работодателей.